Вернуться в каталог

Книга «Великая Отечественная война в Карелии: памятники и памятные места»

Контактная информация
185035, Республика Карелия,
г.Петрозаводск, ул.Ф.Энгельса, д.5

тел/факс: +7 (8142) 784645
тел. +7 (8142) 764837
e-mail: monuments.karelia@mail.ru

Карелия в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. Исторический очерк

Начало Великой Отечественной войны и перестройка жизни республики на военный лад

Ранним утром 22 июня 1941 г. войска фашистской Германии и её союзников вторглись на территорию СССР. Так началась Великая Отечественная... В 12 часов того же дня с правительственным сообщением выступил по радио заместитель председателя Совнаркома, нарком иностранных дел страны В. М. Молотов. Президиум Верховного Совета СССР издал указы: «О мобилизации военнообязанных», «Об объявлении в отдельных местностях СССР военного положения» (в том числе и на территории Карелии).

29 июня 1941 г. ЦК ВКП (б) и Советское правительство обратились к руководящим органам прифронтовых областей со специальной директивой, основные положения которой были обнародованы Председателем созданного Государственного комитета обороны (ГКО) И. В. Сталиным в речи по радио 3 июня 1941 г. В ней, в частности, подчёркивалось: «В навязанной нам войне с фашистской Германией решается вопрос о жизни и смерти Советского государства, о том — быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение». Этот документ по существу стал программой мобилизации всех сил страны на борьбу с немецко-фашистскими агрессорами и включал в себя широкий комплекс организационных, политических, идеологических, экономических, военных мероприятий для достижения победы над врагом.

Буквально с первых часов войны стала перестраиваться и вся жизнь Карелии. Уже в 7 часов утра 22 июня 1941 г. открылось заседание бюро ЦК КП (б) КФССР, на котором была зачитана поступившая из ЦК ВКП (б) шифрограмма с сообщением о внезапном нападении на страну агрессоров и приняты первоочередные меры в связи с создавшейся чрезвычайной ситуацией. Сразу же после заседания бюро состоялось совещание наркомов, начальников управлений и их заместителей. Около 10 часов утра во все районы выехали работники ЦК КП (б) и СНК КФССР для оказания практической помощи местным партийно-советским органам в проведении военно-организационных мероприятий, прежде всего, мобилизации военнообязанных первой очереди в ряды Красной Армии и Военно-Морского Флота.

Сразу же после выступления по радио В. М. Молотова на территории республики прошли массовые митинги, на которых жители Карелии заявляли о своей готовности встать на защиту Родины. 22 июня состоялся общегородской многотысячный митинг в Петрозаводске, на котором выступили председатель горсовета Ф. В. Балагуров, первый секретарь ЦК ЛКСМ республики Ю. В. Андропов, студент университета С. Е. Криворучко и другие. На следующий день митинги состоялись на всех предприятиях и в учреждениях города и, в частности, на старейшем предприятии Петрозаводска — Онежском заводе. В принятой резолюции онежцы записали: «Мы будем работать только так, чтобы полностью обеспечить нужды нашей Красной Армии. Мы удвоим, утроим свои силы и разгромим, уничтожим немецких фашистов».

Тысячи граждан Карелии выразили желание вступить в ряды действующей Красной Армии, многие прямо на митингах и собраниях подавали заявления с просьбой направить их на фронт. Хотя, согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 22.06.1941 г., призыву подлежали военнообязанные запаса 1905—1918 годов рождения (то есть в возрасте 23—36 лет), заявления стали поступать и от тех, кто по разным причинам не подлежал призыву. По сообщению военного комиссара КФССР И. М. Макарова, к концу дня 22 июня на призывные пункты явилось 60% подлежащих призыву в армию, а поздно вечером 23 июня мобилизация военнообязанных первой очереди в основном завершилась. Всего за 1941—1945 гг. Вооружённые Силы страны получили из Карелии около 100 тыс. человек, которые сражались на всех фронтах Великойт Отечественной войны.

Одновременно с проведением мобилизации военнообязанных граждан в ряды действующей армии развернулась работа по формированию истребительных батальонов, частей народного ополчения и партизанских отрядов. Истребительные батальоны в республике, как и в стране в целом, стали формироваться согласно принятому СНК СССР специальному Постановлению от 24.06.1941 г. «Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов» для организации необходимой охраны в прифронтовой полосе военных и народно-хозяйственных объектов, а также борьбы с вражескими агентами и диверсантами. Соответствующие решения принимались руководством Карело-Финской ССР, выполнение их в срочном порядке возлагалось на местные партийно-советские органы, районные отделения Наркомата внутренних дел республики.

В основном формирование истребительных батальонов в районах республики завершилось в начале июля 1941 г. По данным на 7 июля 1941 г., всего насчитывалось 38 батальонов с общей численностью личного состава 4325 человек. К осени 1941 г. общая численность бойцов-истребителей увеличилась до 5641 человек. Одновременно в населённых пунктах организовалось около 100 групп содействия истребительным батальонам в составе 700 человек, задачей которых являлось наблюдение за обстановкой на местах для своевременной сигнализации о появлении противника. С первых дней существования данные формирования несли охрану населённых пунктов, мостов и особо важных объектов, поднимались по боевой тревоге и выходили на преследование и ликвидацию обнаруженных вражеских десантов и диверсионных групп.

Летом и осенью 1941 г. в силу сложившейся тяжёлой обстановки на фронте, отсутствия достаточного количества регулярных частей Красной Армии истребительные батальоны Карелии направлялись на передовые позиции и вели упорные бои с противником, в которых проявили стойкость и мужество. Об этом говорят многочисленные оперативные сводки по линии НКВД за июль—декабрь 1941 г.: «Сводный истребительный батальон в количестве 354 человек, созданный из Медвежьегорского, Пудожского, Беломорского, Кемского и Сегежского батальонов, с 28 сентября по 1 октября участвовал вместе с частями Красной Армии в боях с противником по обороне г. Петрозаводска. Батальон занимал рубеж от совхоза № 2, что юго-восточнее г. Петрозаводска, до Шелтозерского тракта, в течение 4 суток боем сдерживал регулярные части противника... 28 октября по распоряжению командования армейской группы медвежьегорского направления сводный Петрозаводско-Медвежьегорский истребительный батальон в составе 362 человек был направлен на оборону г. Медвежьегорска, где и находился до 5 октября 1941 г., ведя непрерывные бои с белофиннами...». Участвуя в этих первых, неравных и самых тяжелых боях против превосходящих сил противника, истребительные батальоны понесли ощутимые потери, но выполнили свой долг с честью.

Ещё одной формой отражения агрессии в республике, как и во всей стране, стало создание частей народного ополчения. Совнарком и ЦК Компартии КФССР приняли постановление от 05.07.1941 г. «О создании отрядов народного ополчения». В городах и районах организацией отрядов ополчения занимались первые секретари горкомов и райкомов партии, председатели исполкомов Советов депутатов трудящихся и военные комиссары. Народное ополчение состояло из добровольцев, пожелавших с оружием в руках защищать свою землю. «Мы считаем себя мобилизованными и призываем всех трудящихся Карелии, кто может держать оружие, вступить в ряды народного ополчения», — единодушно заявили на митинге рабочие Онежского завода. Многие патриоты, мужчины и женщины, независимо от возраста, вступали в ряды народного ополчения. К середине июля 1941 г. насчитывалось около 30 тыс. заявлений с просьбой о зачислении в отряды ополчения. К началу августа в Карелии уже действовали 3 полка, 32 батальона и 5 отдельных рот ополчения, в которых состояло свыше 22 тыс. бойцов. Во главе подразделений стояли командиры запаса, сержанты и красноармейцы. Ополченцы несли охрану важных объектов, дорог, мостов и т.д., а в первые месяцы войны использовались и в качестве резерва для пополнения войск на фронте.

Неоценимую помощь фронту оказало создание силами населения летом и осенью 1941 г. оборонительных сооружений, военных аэродромов, дорог и других объектов. Люди работали в лесах и болотах почти круглосуточно, жили в палатках и землянках, испытывали недостаток в одежде, обуви и пище. В сентябре-октябре 1941 г. на оборонном строительстве трудились 60 000 жителей Архангельской, Вологодской и других областей, в том числе свыше 20 000 жителей Карелии. Возведение оборонительных рубежей развернулось вдоль всей линии фронта и включало 7 полевых строительств.

В первые месяцы войны перед Карелией стояла важная задача — в короткий срок закончить строительство железнодорожной линии Сорокская — Обозерская. (Эта железнодорожная ветка протяжённостью свыше 300 км проходила по побережью Белого моря и соединяла Кировскую и Северную железные дороги.) Требовалось принять самые срочные меры для завершения её строительства. Руководство республики направило на этот участок несколько тысяч рабочих, необходимые материалы, тракторы, автомашины и другую технику. На сооружении дороги трудились и лучшие кадры железнодорожников-строителей, и заключённые Беломорско-Балтийского комбината, и население северных районов республики. В сентябре 1941 г. железнодорожная линия Сорокская — Обозерская вступила в строй.

С началом войны в Карелии предпринимались попытки организовать собственное производство отдельных видов вооружения и боеприпасов для нужд фронта. Некоторые предприятия (мастерские Сегежского целлюлозно-бумажного комбината и Кировской железной дороги, Повенецкий судоремонтный завод) начали выпуск пистолетов-автоматов, миномётов, мин и гранат. Однако развернуть в условиях прифронтовой полосы в неприспособленных мастерских производство вооружения в достаточном количестве и соответствующего качества не удалось. В начале 1942 г. предприятия созданного Управления военной промышленности, успевшие изготовить лишь несколько сотен автоматов и миномётов, прекратили выпуск вооружения.

На производство продукции для нужд фронта переходили предприятия мирного профиля. Петрозаводская лыжная фабрика стала изготовлять армейские лыжи. Несколько десятков видов оборонной продукции освоили лесозаводы. Промкомбинаты и артели промкооперации начали выпускать сапёрный инструмент, армейские котелки и т. п., чинить обмундирование и обувь для бойцов фронта. Работники Кировской железной дороги стали оборудовать бронепоезда и бронеплощадки.

Экономика республики, подчинённая нуждам фронта, характеризовалась некоторыми отличительными особенностями. Во-первых, переход её на военный лад осуществлялся в условиях, когда наши войска, ведя оборонительные сражения, в силу ряда причин вынужденно отступали, оставляя родные города и сёла. В результате начавшийся процесс перестройки производства многим предприятиям не удалось завершить и они эвакуировались в восточные районы страны.

Во-вторых, уже в первые месяцы войны немецко-финским войскам удалось значительно продвинуться в наступлении, оккупации избежала лишь одна треть общей довоенной территории республики. Это Беломорский, Лоухский, Кемский, Пудожский районы, а также часть Медвежьегорского, Тунгудского и Ухтинского районов, где производилось менее одной пятой промышленной продукции. Здесь проживало в 1942 г. примерно 70 тыс. человек.

Такова общая картина. Ещё более показательны данные по лесной промышленности — ведущей отрасли народного хозяйства республики. Из 46 лесозаготовительных и лесосплавных предприятий, насчитывавшихся до войны, на не оккупированной территории продолжали свою деятельность только 6. Основные средства производства лесной промышленности уменьшились на 80 процентов. В 1942 г. в лесу работало 15 тракторов и 21 автомашина, или 5% к довоенному уровню. Резко сократилась и численность рабочих, составлявшая к концу 1941 г. немногим более 3000 человек, причём 70 процентов из них впервые пришли на лесные делянки. Если до войны на лесозаготовительных предприятиях женщины составляли 25% от общего числа рабочих, то в 1942 г. — уже 50—60%. Объём лесозаготовок в 1942 г. по сравнению с уровнем 1940 г. сократился более чем в 10 раз.

В-третьих, промышленные предприятия, учреждения и организации длительное время (с декабря 1941 г. до середины 1944 г.) находились в непосредственной близости к фронту. При этом многое из того, в чём нуждался фронт, производилось тружениками Карелии в непосредственной близости от мест боевых действий, в условиях налётов вражеских диверсионных отрядов и бомбардировочной авиации, что создавало дополнительные сложности для ведения необходимых работ и угрозу для жизни людей.

В соответствии с требованиями военного времени перестраивали свою деятельность театральные и музыкальные коллективы, клубы, дома культуры, библиотеки республики. Брошюры, выпускаемые республиканским издательством, рассказывали о героизме воинов Севера, о самоотверженном труде людей прифронтового края. Республиканские газеты «Ленинское знамя» и «Тотуус» («Правда»), районные газеты систематически помещали материалы о положении на фронтах, о героических подвигах бойцов Карельского фронта, о жизни тыла.

Таким образом, перестройка народного хозяйства и культуры Карелии на военный лад шла полным ходом, однако завершить её не удалось. Вынужденное отступление частей Красной Армии потребовало эвакуации населения и перебазирования на восток промышленных предприятий, ценного имущества из районов, находившихся под угрозой захвата противником.

Благодаря чёткой организованности в целом эвакуация прошла успешно в широких масштабах и в сжатые сроки. Всего, по неполным данным, из республики эвакуировалось свыше 500 тыс. человек. Трудящиеся Карелии нашли приют у населения Вологодской, Архангельской, Челябинской и других областей, Башкирской, Чувашской, Удмуртской, Татарской, Коми автономных республик и многих других регионов Советского Союза. На новых местах они продолжали самоотверженно трудиться в помощь фронту.

Удалось своевременно вывезти оборудование и имущество 291 промышленного предприятия, в том числе Онежского завода, Петрозаводской лыжной и Петрозаводской слюдяной фабрик, Кондопожского и Сегежского целлюлозно-бумажных комбинатов, большинства предприятий лесной и деревообрабатывающей промышленности и др. Эвакуированные на восток страны промышленные предприятия и оборудование в короткий срок устанавливались на новых местах и начинали выпуск продукции для нужд фронта.

В тыловые районы страны эвакуировались учреждения науки и культуры республики. Среди них Карело-Финский государственный университет, переехавший в столицу Коми АССР г. Сыктывкар. Студенты и преподаватели университета получили здесь необходимые условия для продолжения учебного процесса.

В связи с временной оккупацией столицы Карело-Финской ССР государственные и партийные органы республики переехали из г. Петрозаводска в г. Медвежьегорск, а затем в г. Беломорск, ни на один день не прекращая своей деятельности, направленной на решение главной задачи военного времени: «Всё для фронта, всё для победы!»

Оборонительные сражения советских войск в 1941 г.

Оборона советско-финляндской государственной границы возлагалась на войска Ленинградского военного округа (ЛВО), основные силы которых (23-я и 7-я армии) концентрировались на Карельском и Онежско-Ладожском перешейках. Прикрытие границы от Мурманска до Кеми осуществляла 14-я армия. Защита войск и объектов на этих направлениях с воздуха, а также ведение воздушной разведки возлагалось на ВВС округа. Важнейшие операционные направления, ведущие вглубь страны, прикрывались системой укреплённых районов, строительство и оснащение которых полностью ещё не было завершено.

После нападения фашистской Германии на Советский Союз 24 июня 1941 г. решением Верховного Главнокомандования (ВГК) СССР на базе Ленинградского военного округа был образован Северный фронт (командующий — генерал-лейтенант М. М. Попов), в состав которого вошли 7-я, 14-я и 23-я армии. В оперативное подчинение Северного фронта передавались пограничные отряды Карело-Финского, Ленинградского и Мурманского пограничных округов, а также Балтийский военно-морской флот. Они получили задачу — оборонять государственную границу с Финляндией общей протяжённостью свыше 1500 км и не допустить вторжения противника на советскую территорию.

26 июня 1941 г. соединения группы немецких армий «Север» форсировали р. Западную Двину и нацелили свой удар с юга непосредственно на Ленинград. В тот же день президент Финляндии Р. Рюти в выступлении по радио официально объявил о состоянии войны между Финляндией и СССР, возлагая ответственность за это на Советский Союз, который, якобы, уже начал военные действия на территории Финляндии. Для Советского Союза данное официальное заявление Р. Рюти означало открытие ещё одного боевого фронта — на Европейском Севере, включая Карелию. Командование Северного фронта 27 июня издало директиву, в которой говорилось, что «открытие военных действий финнов и немцев против нашего фронта следует ожидать с часу на час». Поэтому все войска, выведенные к государственной границе, приводились в постоянную готовность к отражению наступления противника. Во всех армиях, соединениях и частях немедленно были отданы необходимые распоряжения.

В Финляндии в результате проведённой мобилизации действующая армия к началу войны насчитывала около 470 тыс. человек. Непосредственно у советско-финляндской границы размещались 21 пехотная дивизия и 3 бригады немецких и финских войск. На севере Финляндии развернулась отдельная немецкая армия «Норвегия» (с середины января 1942 г. переименованная в армию «Лапландия», а с середины июня 1942 г. — в 20-ю горную армию). Противник превосходил советские войска в живой силе и боевой технике в 1,5—2,5 раза.

Военные действия начались 29 июня 1941 г. переходом в наступление немецкой армии «Норвегия», части которой пытались нанести главный удар на Мурманск. Последовавшие одна за другой атаки противника, обладавшего на этом участке четырёхкратным превосходством в силах и средствах, не имели успеха. В ночь с 30 июня на 1 июля 1941 г. на ряде участков государственную границу СССР перешли и финские войска. 10 июля 1941 г. главнокомандующий вооруженными силами Финляндии маршал Маннергейм отдал приказ, призывавший финских солдат «освободить земли карелов». В нём, в частности, говорилось: «Во время освободительной войны 1918 г. я обещал карелам Финляндии и Беломорья, что не вложу меч в ножны до тех пор, пока Финляндия и Восточная Карелия не будут свободными...».

На всех направлениях фронта развернулись ожесточённые кровопролитные бои. Первыми начали отражать вторгнувшиеся на территорию Карелии вражеские силы (в районе Куолисмаа, Корписелькя, Вяртсиля, Яккима, Кумури, Кангасярви и др.) советские пограничники, не раз демонстрировавшие образцы стойкости и героизма. Одним из первых Героев Советского Союза вошёл в историю Великой Отечественной войны старший лейтенант 80-го погранотряда Н. Ф. Кайманов, который удостоился этого высокого звания за умелое руководство обороной заставы.

Большое значение вражеское командование уделяло наступлению на кестеньгском направлении с целью выхода к Кировской железной дороге в районе станции Лоухи. В июле-августе усиленные подкреплениями вражеские войска предприняли здесь многочисленные атаки и смогли захватить районный центр Кестеньгу, создав непосредственную угрозу и станции Лоухи. В помощь оборонявшимся частям из Архангельской области по железнодорожной ветке Сорокская — Обозерская прибыла 88-я стрелковая дивизия. Воины её сумели остановить противника и сорвать его планы по захвату станции Лоухи и выходу на железную дорогу, проявили отвагу и героизм. За стойкость и мужество, проявленные в боях с врагом, 88-я стрелковая дивизия была преобразована в 23-ю гвардейскую дивизию. На кестеньгском направлении в боях участвовали истребительные батальоны, сформированные из жителей Карелии. У д. Коккосалми 80 бойцов Кестеньгского и Лоухского истребительных батальонов в течение 4 часов до подхода частей Красной Армии сдерживали натиск около 400 финских солдат и, по отзывам военного командования, «проявили в этом бою исключительную стойкость и героизм».

Организованное сопротивление одного полка 54-й дивизии и 73-го пограничного отряда встретили финские войска на ребольском направлении. По словам первого секретаря ЦК КП (б) Карело-Финской ССР Г. Н. Куприянова, «20 тысяч солдат противника, многие из которых были вооружены автоматами, против 4 тысяч наших! С 3 по 24 июля они отразили все атаки и нигде на этом участке не отступили от государственной границы». Здесь, на ребольском направлении, в течение месяца «прикрывал один из наиболее уязвимых участков фронта» Ругозерский истребительный батальон. У села Паданы продвижение врага до подхода наших воинских частей задержал партизанский отряд «Вперёд», сформированный из жителей Ругозерского района.

В ходе ожесточённых боев немногочисленные советские части отошли на рубеж р. Пизма. Здесь из отдельных подразделений в августе формируется 27-я стрелковая дивизия под командованием полковника Г. К. Козлова, который впоследствии писал: «В тяжёлых боях воины дивизии показали исключительную стойкость. В течение напряжённых более чем двухмесячных боев начального периода войны, несмотря на многократное превосходство противника, дивизия выполнила поставленную ей задачу, прикрыв Кировскую железную дорогу».

10 июля основные силы финской Карельской армии начали наступление на Онежско-Ладожском перешейке, где развернулись особенно затяжные и жестокие бои. Противник сумел захватить станцию Лоймола, перерезав тем самым железнодорожную коммуникацию в полосе 7-й советской армии, и 16 июля захватил Питкяранту. Достигнув побережья Ладожского озера, финская армия развернула наступление одновременно на трёх направлениях: петрозаводском, олонецком и сортавальском. Наши войска отступали, ведя упорные бои с превосходящими силами противника. В сложной обстановке командование 7-й армии 21 июля создало две оперативные группы — Петрозаводскую и Южную, которые 23 июля предприняли контрнаступление. Ожесточённые бои длились несколько дней, противник ввёл в действие две свежих дивизии. Наши войска, понеся большие потери, в конце июля прекратили атаки. Но и противник вынужден был перейти к обороне, что позволило временно стабилизировать ситуацию.

Вскоре по указанию главкома северо-западного направления К. Е. Ворошилова в распоряжение 7-й армии прибыли 272-я стрелковая дивизия и 3-я дивизия народного ополчения Ленинграда. На фронт прибыли также несколько истребительных батальонов и вновь сформированные из жителей республики запасные стрелковые полки. 7 августа 1941 г. Главнокомандование северо-западного направления в предвидении боёв на Онежском озере приняло решение о формировании Онежской военной флотилии.

В оборонительных боях за Карелию летом 1941 г. исключительную стойкость и мужество проявили воины 168-й и 71-й стрелковых дивизий. Длительное время эти дивизии держали рубеж обороны, противостоя крупным силам Карельской армии финнов. Бывший начальник оперативного отдела 168-й дивизии С. Н. Борщёв отмечает в своих воспоминаниях: «Двадцать пять дней мы стояли насмерть, защищая нашу государственную границу, и двадцать пять дней удерживали рубеж обороны». 126-м стрелковым полком 71-й дивизии, сформированной на территории Карелии, командовал майор Вальтер Валли. Полк в течение длительного времени удерживал занимаемые рубежи, оказывал упорное сопротивление превосходящим силам противника. Лишь после того как вражеское командование ввело в бой свежие силы, 126-й полк начал вынужденный отход. Высокую стойкость и мужество проявил личный состав полка при обороне города Медвежьегорска. Ему было вручено Красное знамя Верховного Совета Карело-Финской ССР.

52-й полк той же дивизии после упорных оборонительных боёв у д. Корписелькя по приказу командования отошел на юго-восток и к середине июля создал устойчивую оборону на восточном берегу озера Толвоярви. Первое наступление врага удалось отразить. Но в конце июля в бой вступила вновь прибывшая 163-я немецкая дивизия. Здесь, в районе Ристисалми, 28 июля 1941 г. в бою против гитлеровцев совершил свой воинский подвиг П. А. Тикиляйнен и бойцы его отделения. За этот подвиг П. А. Тикиляйнену присвоено звание Героя Советского Союза.

23 августа Ставка Верховного Главнокомандования Вооружённых Сил СССР приняла решение о разделении Северного фронта на два самостоятельных — Карельский и Ленинградский. Главной задачей Карельского фронта (КФ) стала оборона имевших большое экономическое и стратегическое значение районов — Карелии и Заполярья. В состав КФ (командующий до февраля 1944 г. — генерал-лейтенант В. А. Фролов, затем — генерал армии К. А. Мерецков) входили 7-я, 14-я, 19-я, 26-я, 32-я общевойсковые армии, 7-я воздушная армия и другие отдельные соединения и части советских войск; ему оперативно подчинялись Северный флот, Ладожская и Онежская военные флотилии.

Из всех советских фронтов Великой Отечественной войны КФ действовал самое продолжительное время (3,5 года) на самом протяжённом расстоянии (около 1500 км — от Ладожского озера до Баренцева моря) и в особо сложных северных природно-климатических условиях. Труднопроходимая местность и неразвитая транспортная сеть позволяли вести боевые действия только по отдельным, изолированным между собой направлениям (вдоль дорог в полосе 20—50 км), важнейшие из которых определились в 1941 г.: олонецкое, петрозаводское, медвежьегорское, ребольское, ухтинское, лоухское, кандалакшское, мурманское.

В самом конце июля финны начали новое наступление на Карельском перешейке. В результате ожесточённых боев противник прорвал оборону 23-й армии и 9 августа вышел к побережью Ладожского озера. Части 23-й армии оказались расчленёнными на три изолированные группировки. Вскоре финны захватили Сортавала, Выборг, Лахденпохья, Кексгольм и ряд других населённых пунктов. Только в начале сентября советским частям удалось остановить продвижение противника на рубеже государственной границы 1939 г. и не допустить соединения финских и немецких войск.

В начале сентября, перегруппировав свои силы, Карельская армия финнов начала генеральное наступление на петрозаводском и олонецком направлениях. Её 6-й армейский корпус наносил главный удар в направлении Олонец — Лодейное Поле. Наступление финских войск поддерживали большие группы пикирующих бомбардировщиков, которые непрерывно бомбили и обстреливали оборонявшиеся здесь части Красной Армии. Используя превосходство в силах и средствах, противник прорвал оборону советских войск и к исходу 4 сентября вышел на дорогу Видлица — Олонец. 5 сентября он захватил Олонец, а два дня спустя вышел к северному берегу Свири на участке Лодейное Поле — Свирьстрой, перерезал Кировскую железную дорогу. Ему удалось форсировать Свирь и захватить небольшой плацдарм на её южном берегу.

В начале сентября 7-й армейский корпус финнов нанёс удар на петрозаводском направлении, где в первой линии оборонялась Петрозаводская оперативная группа. На фронте в 100 км 71-я стрелковая дивизия, действовавшая правее Петрозаводской оперативной группы, вела упорные бои на фронте в 140 км. В результате неоднократных атак финнам удалось прорвать оборону советских частей. После небольшого перерыва 20 сентября финские войска вновь начали наступление, бросив на петрозаводское направление более половины своей Карельской армии. Войска Петрозаводской оперативной группы и гражданское население стойко обороняли столицу Карелии. В конце сентября финны бросили сюда из резерва ещё две пехотные дивизии и несколько танковых батальонов. 30 сентября они прорвали нашу оборону и устремились к Петрозаводску. В связи с угрозой городу и опасностью быть отрезанными командование Петрозаводской оперативной группы получило приказ оставить Петрозаводск и отойти на северный берег р. Шуи.

Захватив г. Петрозаводск, финские войска продолжали развивать наступление на г. Медвежьегорск. После тяжёлых упорных боев с превосходящими силами противника советские войска оставили Медвежьегорск. Оборону здесь держала Медвежьегорская оперативная группа (командующий — генерал-майор М. С. Князев), созданная из частей 7-й армии 10 октября 1941 г. по приказу Ставки Верховного Главнокомандования. Весь ноябрь под Медвежьегорском шли упорные бои. Воины 71-й и 313-й дивизий отбивали по 5—8 атак в день, нередко сами переходили в контратаки. Город переходил из рук в руки. Однако нашим войскам пришлось оставить Медвежьегорск, по льду отойти на восточный берег Повенецкого залива и занять оборону на новых позициях.

К середине декабря 1941 г. войска Карельского фронта окончательно остановили продвижение вражеских армий на всех направлениях. Линия фронта стабилизировалась на рубеже: южный участок Беломорско-Балтийского канала — станция Масельгская — Ругозеро — Ухта — Кестеньга — Алакуртти. Планы противника, рассчитанные на быстрый захват северных районов СССР, провалились. Советским войскам удалось сохранить главную базу Северного флота — Полярный, незамерзающий порт Мурманск, северный участок Кировской железной дороги (с железнодорожной веткой Сорокская — Обозерская), по которому проходили грузы из Мурманска, а также осуществлялось снабжение войск Карельского фронта; на юге Карелии и на Карельском перешейке финским и немецким армиям не удалось соединиться и создать второе кольцо блокады.

Первые наступательные операции советских войск в 1942—1943 гг.

С декабря 1941 г. на Карельском фронте наступил новый этап боевых действий — период стабильной позиционной обороны. В течение почти двух с половиной лет советские войска прочно удерживали свои позиции от Баренцева моря до р. Свирь, сковывали здесь значительные силы противника, а также предпринимали и наступательные операции.

Так, уже 3—10 января 1942 г. Масельгская оперативная группа под командованием генерал-майора Г. А. Вещезерского (186-я, 289-я и 367-я стрелковые дивизии, 61-я и 65-я морские стрелковые бригады) и Медвежьегорская оперативная группа под командованием генерал-майора С. Г. Трофименко (71-я и 313-я стрелковая дивизии, 1-я лыжная бригада в составе восьми батальонов) провели медвежьегорскую наступательную операцию с целью окружения и ликвидации крупной группировки финских войск, обладавших превосходством в силах и средствах. 3 января части Масельгской оперативной группы после короткой артиллерийской подготовки перешли в наступление, а части Медвежьегорской оперативной группы начали разведку боем. В ночь на 4 января финское командование, подтянув ближайшие резервы, предприняло несколько сильных контратак. Завязались ожесточённые упорные бои, продолжавшиеся до 10—11 января. С подходом резервов противника соотношение сил существенно изменилось в его пользу. Советские войска стали испытывать недостаток в боеприпасах и горючем, поэтому по просьбе командования Карельским фронтом Ставка Верховного Главнокомандования разрешила прекратить наступление.

Тем не менее итоги Медвежьегорской наступательной операции имели важное значение. Советские войска продвинулись на запад от 2 до 5 км, освободили ряд населённых пунктов и улучшили свои позиции. Неожиданность наступления вызвала растерянность в стане противника, и Маннергейм лично занимался организацией «отражения наступления русских». Финское командование не осмелилось снять ни одного полка с медвежьегорского направления для усиления своих сил в районе р. Свирь, что оказало помощь обороне Ленинграда. Более того, противнику пришлось бросить в бой имевшиеся резервы. Январские бои 1942 г. дали первый опыт для подготовки будущих решающих наступлений войск Карельского фронта. В начале февраля 1942 г. финны после тщательной подготовки попытались вернуть утраченные позиции. Подразделения 289-й и 367-й стрелковых дивизий 10 февраля отразили все атаки противника, после чего он уже не предпринимал наступательных действий на Карельском фронте.

24 апреля — 11 мая 1942 г. войска 26-й армии Карельского фронта провели Кестеньгскую наступательную операцию с целью разгромить противостоящие силы противника, закрепиться на новом более западном рубеже и усилить оборону Кировской железной дороги. Главный удар на Кестеньгу наносился силами двух дивизий: с севера — 23-й гвардейской стрелковой дивизией под командованием генерал-майора В. А. Соловьева из района южнее озера Нижнее Чёрное и с юга — 263-й стрелковой дивизией под командованием генерал-майора Л. Е. Фишмана вдоль шоссейной дороги Лоухи — Кестеньга, их поддерживали 67-я морская стрелковая бригада и 8-я отдельная лыжная бригада. Советским войскам, имевшим здесь незначительное превосходство, противостояли немецкая дивизия СС «Север», сводная финская дивизия и ряд других подразделений.

24 апреля в 6 часов утра части 23-й и 263-й стрелковых дивизий перешли в наступление на главном направлении и к исходу дня вклинились в оборону противника на 1—3 км. Из-за слабой артиллерийской и авиационной поддержки в условиях сильного снегопада темп наступления оказался низким. Кроме того, противник бросил в бой все свои резервы и подразделения с соседних участков фронта, чтобы восстановить положение. После перегруппировки сил 3 мая советские войска возобновили наступление. Впоследствии немецкий генерал Дитмар, оценивая эти события, напишет, что в результате ударов русских на кестеньгском направлении создалась критическая ситуация, которую удалось локализовать силами 163-й гитлеровской дивизии, спешно переброшенной сюда из района р. Свири. После ещё одной перегруппировки сил советские войска 10 мая продолжили наступление, однако 11 мая, получив указание Ставки ВГК о переходе к обороне, прекратили его.

Как указывалось Генеральным штабом Красной Армии, в результате боёв весной 1942 г. части Карельского фронта на кестеньгском и мурманском направлениях (Мурманская наступательная операция проводилась с теми же задачами 28 апреля — 10 мая 1942 г.) «не добились выполнения поставленных перед ними боевых задач и после незначительных успехов приостановили наступление и закрепляются на достигнутых рубежах. Основной причиной малого успеха... нужно считать неподготовленность операций, особенно по вопросам материального обеспечения, в результате чего наступающие войска уже в начале операций оказались без боеприпасов».

Тем не менее Кестеньгская и Мурманская наступательные операции сорвали планы противника по захвату Мурманска и станции Лоухи Кировской железной дороги, помогли обороне Ленинграда и улучшили позиции советских войск на отдельных участках Карельского фронта. Только на кестеньгском направлении отборные части немецкой дивизии СС «Север» потеряли до 5000 солдат и офицеров убитыми. Финский офицер службы информации О. Пааволайнен сделал в своём дневнике следующую запись о боях весной 1942 г. на лоухском (кестеньгском) направлении: «Наступление русских в Беломорье... вызвало напряжение чувств. Оборонительные бои на лоухском направлении официально объявляются сегодня завершёнными. Снова пиррова победа... Сейчас, год спустя, всё кажется неясным, ненадёжным, неопредёленным».

В условиях стабилизации обстановки боевые действия частных масштабов на разных участках фронта велись вплоть до решающих сражений 1944 г. Так, 25 июля 1943 г. совершил свой подвиг сержант Николай Варламов, своим телом закрывший амбразуру дзота при штурме вражеского укреплённого опорного пункта у р. Онда.

Решающее влияние на ход всей войны, в том числе и на севере нашей страны, оказала крупная победа советских войск в Сталинградской битве (19 ноября 1942 — 2 февраля 1943 гг.). Маршал Маннергейм, касаясь в своих воспоминаниях оценки высшим финским руководством влияния Сталинградской битвы на ход «большой» войны и политического курса Финляндии, писал: «...3 февраля, или через день после того как немцы капитулировали в Сталинграде, в Ставке Главнокомандующего собрались президент Рюти, премьер-министр Рангель и министры Валден и Таннер, чтобы узнать моё мнение об общей ситуации. В ходе беседы пришли к единодушному мнению, что большая война пришла к переломному моменту и что Финляндии при первой же подходящей ситуации следует найти способ для выхода из войны. Одновременно констатировали, что пока ещё мощь Германии препятствует осуществлению этого решения».

Прифронтовой тыл

В результате эвакуации предприятий и оккупации большей части территории Карелии в республике резко сократился выпуск промышленной продукции — по сравнению с довоенным уровнем он упал до 10,1%. В районах, не занятых врагом, насчитывалось лишь 20 небольших промпредприятий. В тяжёлых прифронтовых условиях лесорубы обеспечивали топливом население, а также Кировскую ж. д., снабжали Карельский фронт лыжами, ящиками для мин и снарядов и др. К концу 1942 г. были введены в действие лесовозные дороги в Беломорском районе: Маленгская с паровозной, Вирандозерская с мотовозной и Колежемская с конной тягой. Предприятия деревообрабатывающей промышленности к началу 1942 г. освоили производство свыше 40 видов военной продукции: винтовочных и автоматных лож, стандартных домиков (теплушек), санитарных лодочек (волокуш), деревянных корпусов для мин и т. д. Промышленные комбинаты и артели выпускали сапёрный инструмент, армейские кухни, котелки, крепления для лыж, печки-времянки.

В марте 1942 г. была создана военизированная флотилия Наркомата рыбной промышленности в составе 3-х дивизионов: в бассейне Белого моря (с базой в Беломорске), Онежского озера и оз. Водлозеро (с базой в Пудоже) и Баренцева моря (с базой в Териберке). За 1942—1944 гг. рыбаки Карелии выловили 1 млн 190 тыс. пудов рыбы для населения и воинских частей Красной Армии.

В сложных условиях работали железнодорожники. За годы войны на Кировскую ж. д. было совершено около 3 тыс. вражеских воздушных налётов (сброшено более 90 тыс. авиабомб), враги устраивали диверсии. Бесперебойное движение по магистрали обеспечивали машинист И. П. Першукевич, диспетчер Е. И. Меккелев, стрелочница А. П. Жаркова и начальник дороги П. Н. Гарцуев, удостоенные звания Героя Социалистического Труда. За самоотверженный труд 618 железнодорожников были награждены орденами и медалями СССР.

Большие трудности выпали на долю сельских тружеников. Из 1443 колхозов, существовавших до войны, остались 133, обрабатывалось всего 13 тыс. гектаров посевных площадей, в колхозах работали около 3 тыс. чел., из них 2,5 тыс. женщин. К тому же их приходилось привлекать на строительство аэродромов, дорог и других объектов военного назначения, а также на лесозаготовки. Успешно работали колхозы «Возрождение» Беломорского р-на (председатель — А. И. Клевина), «Парижская коммуна» Пудожского р-на (председатель — И. П. Фомина), «Красная звезда» Лоухского р-на (председатель — Ф. Л. Сидорова) и другие.

В достижение победы вносили свой вклад работники культуры. На фронтах Великой Отечественной воевали писатели и поэты: П. С. Борисков, Т. О. Гуттари, А. А. Иванов, Н. Г. Гиппиев, П. И. Рябинин-Андреев, И. К. Симаненков, А. М. Степанов, А. Н. Тимонен, Б. А. Шмидт, Н. М. Яккола. В рядах карельских партизан сражались Я. В. Ругоев, Д. Я. Гусаров. С первых дней войны выходили сатирические «Окна Карелфинтага», в мае 1944 г. открылась республиканская выставка «Фронт и тыл», на которой были представлены работы художников В. Н. Попова, Г. А. Стронка, К. Л. Буторова, К. Н. Осиповой и других. Музыкальные произведения на военную тему создали композиторы К. Раутио, Г. Синисало, Р. Пергамент, Л. Вишкарев, А. Голланд. Фронтовые бригады из артистов и музыкантов дали свыше 4,5 тыс. спектаклей и концертов в воинских частях и госпиталях. Заслуженная артистка Карельской АССР Х. И. Мальми в годы войны приняла участие в 1927 концертах, артисты ансамбля «Кантеле» Р. Ниеми — в 1000, З. Емельянова — в 800, народный артист Карельской АССР В. И. Кононов — в 700, артисты театра русской драмы В. Д. Томашевская и А. Высоцкий — в 600 концертах. Нередко поездки на фронт и концерты проходили под артиллерийским обстрелом или налётами вражеской авиации.

Жители Карелии жертвовали личными сбережениями в Фонд обороны СССР на строительство танков, самолётов и другой боевой техники. Было организовано шефство над военными госпиталями, сбор подарков и тёплых вещей для бойцов Карельского фронта. Посильную помощь в этом оказывали и школьники — тимуровские команды.

Оккупационный режим

К концу 1941 г. более половины всей территории Карело-Финской ССР оказалась оккупированной финскими и немецкими войсками, которые вводили собственные порядки в устройстве жизни населения. Ещё накануне войны, 16 июня 1941 г., в Финляндии распространилась специально подготовленная записка «Планы некоторых мероприятий в Восточной Карелии». На её основе разрабатывались конкретные вопросы и основные направления оккупационной политики. Суть её сводилась к тому, что Восточная Карелия якобы исторически принадлежала Финляндии и поэтому должна находиться в её составе. Заказанное президентом Р. Рюти специальное исследование об этом было напечатано осенью 1941 г. в Берлине под названием «Жизненное пространство Финляндии». Агрессивные намерения финских правящих кругов нашли своё отражение и в официальных документах, в частности, в приказах главнокомандующего финской армии маршала Маннергейма. Участие страны в войне объяснялось и оправдывалось, во‑первых, целью борьбы с советской властью и, во‑вторых, необходимостью освобождения родственных народов и присоединения их территории к Финляндии.

Принятые Главной штаб-квартирой финской армии правила публикации сведений о Восточной Карелии и войне также во многом раскрывают государственную, национальную и военную политику Финляндии того времени и её оккупационной администрации. Согласно этим правилам, следовало говорить только об «освобождении» Восточной Карелии (а не о её завоевании) и что якобы карелы сами просили о своём освобождении. Рекомендовалось публично подчёркивать, что Восточная Карелия — это земля карелов, что у русских здесь нет никаких корней и что эта территория имеет большое значение для обороны и независимости Финляндии. Следовало говорить не о народе, а о населении Восточной Карелии, не о карельском языке, а о диалекте. О местном населении рекомендовалось писать доброжелательно: «Говоря о господствующей в Восточной Карелии отсталости, следует подчеркивать, что виноват в этом советский строй, а не население, которому, напротив, нужно отдать должное в том, что оно в трудных условиях сохранило свою национальность и обладает природной смышлёностью и талантом. Необходимо подчёркивать, что теперь мы хотим поднять население Восточной Карелии на уровень, соответствующий этим замечательным качествам». Все публикации и новости о жизни Восточной Карелии должны были получить предварительное одобрение финских органов — отдела цензуры Главной штаб-квартиры или штаба Военного управления Восточной Карелии.

15 июля 1941 г. маршал Маннергейм отдал приказ об организации управления на оккупированной территории — Военного управления Восточной Карелии (ВУВК). Командир ВУВК подполковник В. Котилайнен в тот же день выпустил обращение к гражданам захваченных районов КФССР, в котором объявил, что он принял на себя руководство оккупированной территорией и что с этого времени каждый её житель обязан выполнять требования финских военных властей. В каждом районе назначался начальник, которому принадлежала вся власть на местах. В перечне требований из восьми пунктов местным жителям запрещалось иметь любое оружие и радиоаппаратуру, находиться на улице ночью (с 21 до 6 часов утра), присваивать или портить оставшееся государственное (колхозное) имущество, хранить или распространять политические книги и необоснованные сведения; предлагалось гражданскому населению продолжать свою обычную работу и представить опись своего имущества, а оставшимся советским солдатам немедленно сложить оружие и сдаться в плен. За нарушение данных требований могла последовать смертная казнь.

Всего на оккупированной части Карело-Финской ССР насчитывалось около 85 тыс. местных жителей, считая и перемещённых из Ленинградской области. Для усиления контроля и наблюдения за ними оккупационные власти провели подробную перепись населения. В каждом крупном селе имелся полицейский участок, за нарушение установленного режима (нахождение на улице во время комендантского часа, пребывание в доме постороннего лица, выход за пределы постоянного места жительства без специального пропуска и т.п.) предусматривались различные меры наказания вплоть до расстрела. В специальные лагеря (концентрационные, переселенческие, трудовые) были заключены около трети местного населения. Только в г. Петрозаводске имелось 6 лагерей, в которых содержались 25 тыс. человек. Здесь, по разным данным, следствием тяжёлых лагерных условий жизни (непосильных работ, голода, массовых эпидемических болезней), а также расстрелов явилась гибель от 4000 до 7000 человек. Всего же, по имеющимся на сегодня данным, на оккупированной территории Карелии было создано 14 концлагерей, в которых погибли около 14 тыс. человек.

Особой сферой деятельности оккупационной администрации являлись «просвещение и воспитание национального населения». У карелов следовало формировать «знание об исторической задаче финского племени в его противодействии вековому стремлению России захватить Финляндию». На разного рода просветительских мероприятиях следовало говорить о незначительных успехах СССР и о деятельности ВУВК на благо населения, подчёркивать национальное и естественное единство Финляндии и Карелии. Важнейшими каналами просветительской работы являлись газета и радио: «Вапаа Карьяла» («Свободная Карелия») и Аунуксен радио (Радио Олонца). 5 января 1942 г. было обнародовано постановление об основах народной школы в Восточной Карелии. Языком обучения во всех школах становился финский. По этой причине дети «ненациональных» родителей оставались за бортом народной школы вплоть до конца 1943 г. К концу 1941 г. работали 53 школы, в которых насчитывалось 4700 учеников. В 1944 г. количество школ выросло до 112, в них числились 8393 ученика-«национала» и, кроме того, в 13 школах учились около 3000 русских детей. Особенно большое внимание в учебных планах уделялось мировоззренческим предметам (история, география, финский язык, религия), создавались специальные учебники, в которых доминировали финские национальные мотивы.

Составной частью политики финнизации на оккупированной территории являлось переименование населённых пунктов, улиц, имён и фамилий местных жителей. Так, уже 16 сентября 1941 г. окружные начальники получили предписание ВУВК о приведении к единообразию названий населённых пунктов на оккупированной территории. В нём, в частности, подчёркивалось: «Следует брать употребляемые местными жителями названия населённых пунктов, если они являются финскими. Группу деревень, построенных близко друг от друга, следует считать одной деревней. Предложения по переименованию русских названий деревень на финские с резолюцией окружного начальника следует посылать нам». Тогда же в районы были направлены рекомендательные списки для переименования улиц и населённых пунктов Восточной Карелии. Для этого предлагались имена героев, предшествующих «племенных войн», а также имена карельских и финских «племенных» героев или же имена героев Калевалы. Так, г. Петрозаводск стал называться Äänislinna (Крепость на Онего), Олонец — Aunuslinna (Олонецкая крепость). Переименование улиц Петрозаводска произошло в начале 1943 г. Финская газета «Vapaa Karjala» («Свободная Карелия») писала в этой связи: «Впервые за время своего существования Петрозаводск получает национальные финские названия улиц. Таким образом, город приобретает подлинно национальный характер, который ему, как важнейшему населённому пункту Восточной Карелии, и подобает иметь. Лицо города все более становится финским...».

Таким образом, установленный финскими военными властями режим на захваченной территории Карело-Финской ССР представлял собой продуманную систему мер (экономических, идеологических, просветительских, политических), которая во многом определялась национальными факторами. Отправной момент оккупационной политики заключался в том, что родственных финнам людей по национальной принадлежности («соплеменников» — карелов, финнов, вепсов, ингерманландцев, составлявших до 50% местных жителей) необходимо «освободить» как будущих граждан «Великой Финляндии». Реализация такой политики на практике выразилась в разделении жителей Восточной (Советской) Карелии на две основные группы: «национальное и ненациональное», или привилегированное и непривилегированное во всех отношениях население. Первая группа людей лучше обеспечивалась социальными благами (зарплатой, продовольственными и промышленными товарами, медицинским обслуживанием и т.д.), для них организовывались специальные народные школы и курсы по месту жительства и в Финляндии, проводилась активная идеологическая и просветительская работа. Вторая группа, в основном русские, находилась в худших условиях, и именно они, прежде всего, помещались в концентрационные (трудовые) лагеря с целью дальнейшего перемещения после предполагавшейся победы в войне Германии и её союзников.

О конкретных результатах оккупационной национальной политики в Карелии, отношении к ней местного населения в определенной степени можно судить по событиям на заключительном этапе военных действий на Севере:начавшемся здесь летом 1944 г. наступлении советских войск, уходе финнов и эвакуации с ними местных жителей, которая, по утверждениям финских военных властей, осуществлялась на добровольной основе.

На оккупированной территории Карелии, по данным финских источников, к лету 1944 г. оставалось всего 83,5 тыс. человек местного населения, из них 68,5 тыс. человек проживали в населённых пунктах, более 15 тыс. человек — в переселенческих и концентрационных лагерях. Около половины местных жителей — 41,8 тыс. человек — относились к родственным финнам народам (карелы, финны, вепсы, ингерманландцы и др.). Согласно подробному отчету финских военных властей по эвакуации, всего из населения Восточной Карелии переселились в Финляндию 2799 человек, или 3,35%. Из них родственное финнам население составляло 2196 человек. Таким образом, в целом число переселившихся (эвакуировавшихся) жителей Карелии в Финляндию оказалось незначительным. Следует учесть, что для некоторых эвакуация была неизбежной, в частности для тех, кто находился на службе у финнов или активно (коллаборационисты) сотрудничал с ними. Многие переселившиеся состояли в браке с финнами и уже являлись гражданами Финляндии.

Подпольная борьба

С первых дней войны в Карелии стали создаваться подпольные группы и партизанские отряды для борьбы с захватчиками. Руководили этой работой партийные и советские органы республики — ЦК КП (б), Совнарком, Наркомат госбезопасности, а затем Республиканский штаб партизанского движения (РШПД) при Военном совете Карельского фронта (начальник — С. Я. Вершинин). В этой работе активно участвовал ЦК комсомола республики и его первый секретарь Ю. В. Андропов. Многие партизаны и подпольщики достойно проявили себя в сложной боевой обстановке.

Так, в июне 1942 г. ЦК Компартии республики направил юных комсомолок карелку М. Мелентьеву и вепсянку А. Лисицыну в оккупированный финскими войсками Шелтозерский район. За мужество и героизм, проявленные при выполнении ответственных заданий, М. В. Мелентьевой и А. М. Лисицыной посмертно было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Всего на подпольную работу с начала войны и до конца 1943 г. были направлены более 120 человек. Из них членов и кандидатов в члены партии — 67, комсомольцев — 46. Из числа подпольщиков в мирное время секретарями райкомов партии работало 7 человек, председателями райисполкомов — двое, на другой руководящей партийной, советской и комсомольской работе — 5 человек. 94 подпольщика являлись карелами, вепсами и финнами. 47 из них имели возраст от 18 до 25 лет, 73 — от 25 до 40 лет и один — старше 40 лет.

Сложности при организации и деятельности подполья в Карелии обусловливались низкой плотностью и в целом малочисленностью населения. Большинство деревень пустовало, во многих жили буквально несколько человек. Так, в с. Ругозере насчитывалось 19, а во всем Кестеньгском районе — 82 жителя. При строгом режиме надзора, когда каждый житель находился на учёте у полиции, появление нового человека, особенно в деревне, сразу же становилось известным оккупационным властям. Кроме того, часть населённых пунктов находилась недалеко от линии фронта, которая в течение трёх лет оставалась неизменной, в них располагались воинские подразделения противника и осуществлялся наиболее суровый оккупационный режим.

Финские власти приложили немало усилий, чтобы подорвать деятельность подполья. Они создали широко разветвленный аппарат для выявления и ликвидации сопротивления, использовали в борьбе с ним все возможные средства, непрерывно усиливали и совершенствовали меры его подавления. Им удалось разгромить часть нелегальных организаций и нанести ощутимые потери подпольщикам. Однако несмотря на все трудности, советское подполье в Карелии существовало и активизировало изо дня в день свою деятельность. На оккупированной территории республики действовали следующие подпольные организации: Петрозаводская, Ведлозерская, Заонежская, Олонецкая, Сегозерская и Шелтозерская. Кроме того, партийно-комсомольские группы действовали в Кондопожском, Прионежском и Пряжинском районах.

Как известно, создание в стране подпольных организаций шло по трём направлениям. Во-первых, путём заблаговременного создания сети партийных комитетов и ячеек, явочных квартир, подбора связных и т. п.; во‑вторых, при помощи создания подпольных организаций по инициативе патриотов, оказавшихся на оккупированной территории; в‑третьих, способом создания подготовительных групп в советском тылу, а затем переброски их через линию фронта во вражеский тыл, в места будущей деятельности. Эти пути использовались и при создании подпольных организаций в Карелии. Летом 1941 г. ЦК Компартии республики провёл работу по заблаговременному созданию подполья в тылу противника. Однако многим подпольщикам не удалось развернуть свою деятельность. Попав в трудные условия и не имея опыта работы, они вскоре обнаружили себя и были ликвидированы финнами, часть из них оказалась в концентрационных лагерях. Путь заблаговременного создания подпольных организаций в Карелии не получил широкого распространения. Наиболее действенным в Карелии оказался путь создания подготовленных групп в советском тылу и переброски их затем через линию фронта на оккупированную противником территорию.

Деятельность подпольных организаций заметно усилилась с середины 1942 г. К тому времени они накопили определённый опыт борьбы с врагом, более обстоятельно изучили оккупационный режим и его методы подавления сопротивления. При ЦК Компартии республики работала спецшкола, где подпольщики получали подготовку. Появилось достаточное количество радиостанций, что улучшало возможности конспиративной работы. Стало больше самолётов, на которых подпольщики могли доставляться в любую точку оккупированной территории. Усилилось сопротивление оккупационному режиму населения, воодушевлённого успехами Красной Армии на фронте в битвах под Москвой, Сталинградом, Курском.

Подполье в Олонецком районе, например, создавалось и действовало так. Летом 1942 г. здесь начала свою деятельность группа подпольщиков в составе секретаря райкома партии М. М. Деляева, его заместителя — секретаря райкома комсомола А. М. Звездиной и радистки О. Е. Филипповой. Однако в октябре 1942 г. финнам удалось арестовать подпольщиков. Всех троих расстреляли в феврале 1943 г. Герои посмертно были удостоены боевых орденов СССР.

В этом же районе летом 1943 г. была создана новая группа подпольщиков. Возглавил ее карел Я. В. Ефимов. В состав группы входили А. В. Кузьмин, И. П. Юплова и У. П. Кузьмина. Все они хорошо знали местность, где работали в предвоенные годы, поэтому быстро разобрались в сложившейся обстановке. После выполнения задания, в ноябре 1943 г., подпольщики вышли к линии фронта, преодолев 300 км пути, но наткнулись на боевое охранение финских войск и вступили в неравный бой. Тяжело раненных, их захватили в плен и 3 марта 1944 г. расстреляли.

Шелтозерский район населяли в основном вепсы, и находился он вблизи линии фронта. Финские войска проводили здесь большие работы по укреплению своей обороны, тут же проходили их главные коммуникации по обеспечению обороны на р. Свирь. Близость фронта создавала дополнительные трудности для работы подпольщиков, так как в каждом населённом пункте имелись гарнизоны врага. В августе 1943 г. в Шелтозерском районе начала действовать группа во главе с Д. М. Горбачёвым — секретарем подпольного райкома партии. В неё входили П. И. Удальцов — секретарь подпольного райкома комсомола, М. Ф. Асанов — связной и С. К. Паасо — радистка. Этой работой были охвачены не только Шелтозерский, но и другие районы — с. Ладва (Прионежский район), посёлки Вознесенье и Подпорожье (Ленинградская область), а также Петрозаводск. Всего в активную подпольную работу в Шелтозерье включилось свыше 100 местных жителей. Поэтому когда в связи с угрозой ареста Д. М. Горбачёв, П. И. Удальцов и С. К. Паасо (М. Асанов погиб раньше) были вынуждены в апреле 1944 г. уходить за линию фронта, сформировался новый состав райкома, который активно работал до освобождения района от оккупации.

В Ведлозерском районе активно участвовала в подпольной работе вся семья колхозника Исакова. Отец — Павел Исаков — организовал явки для подпольщиков, снабжал их продуктами, предупреждал об опасности. Его жена укрывала подпольщиков, помогала им устанавливать связь с местным населением. Старший сын Фёдор был связным, младший, 12-летний, разносил советские листовки и газеты по деревням.

Большую роль в вовлечении населения в подпольную борьбу играла политическая работа в тылу врага. Подпольные организации имели своих активистов, которые проводили эту работу в 112 населённых пунктах. Начиная с марта 1942 г. регулярно, три раза в месяц, для населения временно оккупированных районов издавались специальные выпуски республиканских газет «Ленинское знамя» и «Тотуус» («Правда») (на финском языке). Помимо газет, в тылу противника разбрасывались сотни листовок. Только за период с октября 1941-го по июль 1942 гг. было издано 32 листовки.

Политическую работу подпольщики вели и среди солдат противника, подрывая тем самым моральное состояние вражеских войск, снижая их боеспособность. Секретарь ЦК Компартии республики, член Военного совета Карельского фронта Г. Н. Куприянов сообщал, что секретарь Петрозаводского подпольного комитета Ф. Ф. Тимоскайнен «попросил ЦК прислать в Петрозаводск не только листовки для наших военнопленных, но и листовки для финских солдат и граждан. Такие листовки в Беломорске начали немедленно издавать и посылать подпольщикам. Кроме листовок, в город начали направлять газету «Голос солдата» на финском языке, которую издавало политуправление фронта». «Финны бесились, — пишет в своих воспоминаниях радистка Шелтозерского подпольного комитета С. К. Удальцова (Паасо), — так как чувствовали, что в районе работает подпольная организация. Регулярное появление листовок, советских газет на Свири, в Янигубе, у военнопленных, в Бережном Шелтозере и, главное, настроение населения, и не только местного, но и финских солдат, приводило начальника района капитана Ориспяя, начальника полиции Раутанена и комендантов деревень в ярость».

Важнейшее место в работе подпольных организаций занимала разведывательная деятельность. ЦК Компартии республики имел тесные связи с командованием Карельского фронта и непосредственно был связан с руководителями партизанского движения и подпольной работы в тылу врага. Это позволяло давать подпольщикам конкретные разведывательные задания, а добытые разведданные своевременно доставлять командованию советских войск. Подпольщики сообщали ценные сведения о дислокации и численности вражеских частей, штабов, расположении аэродромов, о воинских перевозках и т.п. По разведанным подпольщиками объектам советская авиация наносила бомбовые удары.

Так, Шелтозерский райком партии с помощью местных жителей собрал данные о дислокации войск и оборонных сооружениях противника. «Комсомольцы Вознесенья, — вспоминает С. К. Удальцова, — составили подробную карту оборонных укреплений финнов на р. Свири протяжённостью 18 км, указав, где вражеские посты, прожекторы, орудия, огневые точки, когда происходит смена патрулей, также зорко выследили, какие места финны минировали. Карту начисто начертил С. Бутылкин, а я в несколько сеансов передала её на Большую землю». Ведлозерские подпольщики, установив, что финны начали строить оборонительную линию в Олонецком районе, собрали подробные данные о ней и сообщили командованию советских войск. Подпольщики добыли немало ценных документов — пропусков, паспортов, приказов и т.п.

В период наступления войск Карельского фронта летом 1944 г. подпольные организации активизировали свои действия. Ведлозерские подпольщики с приближением частей Красной Армии уничтожили несколько телефонных пролётов и тем самым прервали вражескую телеграфно-телефонную связь в районе. Шелтозерский подпольный комитет организовал из местного населения партизанский отряд численностью свыше 80 человек, который занял два населённых пункта — Тихоницу и Залесье — и удерживал их до прихода советских войск. Партизанский отряд создал и Сегозерский подпольный комитет. Оружие и боеприпасы подпольщикам были доставлены нашей авиацией. Партизаны установили наблюдение за дорогами. Они заняли д. Сельгу и вступили в центр Сегозерского района — с. Паданы. С освобождением территории Карелии от финских захватчиков летом 1944 г. подпольные организации и группы прекратили свою деятельность.

Г. Н. Куприянов, оценивая значение подпольного движения, впоследствии писал: «Несмотря на все наши промахи и недостатки, гибель подпольщиков не была напрасной. Трудно переоценить и невозможно представить в цифрах всю ту многообразную и тяжёлую, сложную работу, которую проделали они в тылу врага. Подпольщики сумели дать ЦК Компартии и Военному совету фронта сведения, которые очень пригодились нам как в чисто военных целях, так и в целях общеполитических. Эти сведения помогли сохранить тысячи жизней наших солдат. Своими действиями они дезорганизовывали и ослабляли тылы врага, создавали у оккупантов неуверенность в прочности успехов, достигнутых ими в первый период войны».

Партизанская война

Партизанские отряды в Карелии начали создаваться в июле 1941 г. Решением бюро ЦК Компартии Карело-Финской ССР для их формирования 2 июля 1941 г. была создана тройка в составе секретаря ЦК КП (б) А. С. Варламова, заместителя председателя Совнаркома КФССР М. Я. Исакова и наркома госбезопасности М. И. Баскакова. Позднее, 6 августа, ЦК Компартии создал республиканский штаб по руководству партизанским движением в Карело-Финской ССР во главе с заместителем председателя Совнаркома М. Я. Исаковым.

К середине августа 1941 г. в республике насчитывалось 15 партизанских от рядов общей численностью 1700 человек. Среди них имелись представители более чем 30 национальностей СССР: русские, карелы, финны, вепсы, украинцы, белорусы и др. Карелы в первых партизанских отрядах составляли 20% от общего числа партизан. Социальный состав первых партизанских отрядов выглядел так: рабочие составляли почти 44%, колхозники — 5% и служащие — около 52%. На командную и политическую работу подбирались наиболее грамотные и опытные в военном и политическом отношении работники из партийного, советского и хозяйственного актива. В числе первых командиров и комиссаров были 11 секретарей райкомов и горкомов партии и 16 руководящих работников республики.

В первые месяцы войны, когда противник, имея численное превосходство, продвигался вглубь нашей территории, некоторые партизанские отряды вступили в бой вместе с регулярными соединениями Красной Армии. В сентябре 1941 г., например, когда финские войска подходили к Петрозаводску, в их тылу и на ближних подступах к городу активно действовали партизанские отряды «Бей фашистов», «За Отечество», отряд из жителей Прионежского района под командованием Ф. И. Грекова и др. На севере Карелии — на ребольском, ухтинском и кестеньгском направлениях — во вражеском тылу с осени 1941 г. успешно действовали отряды «Красный онежец», «Боевой клич», «Красный партизан» и «Боевое знамя». Отряд «Красный онежец» в течение трёх месяцев (август — октябрь 1941 г.) совершил 10 походов в тыл противника.

В партизанском движении Карелии можно отметить три характерных этапа, обусловленных обстановкой на фронте, положением на оккупированной территории и тактикой боевых действий партизан. Первый этап охватывает период с июля до начала декабря 1941 г., когда войска фронта вели тяжёлые оборонительные бои. Это этап зарождения и организационного оформления партизанского движения, его становления. Руководство республики провело большую работу по подбору партизанских кадров и формированию отрядов, которые начали боевые действия, приобретая опыт и вырабатывая тактику в ходе боёв.

Второй этап, охватывающий период с декабря 1941 до июня 1944 гг., — время стабильной обороны войск Карельского фронта, когда партизаны расширяли зону своих действий путём длительных и кратковременных рейдов по тылам врага. Они действовали не только в оккупированных районах Карелии, но и совершали походы на территорию Финляндии. На этом этапе определилась организационная структура партизанских сил, сложились и приобрели боевой опыт командные кадры, выработались основные принципы и черты тактики партизанской войны.

Третий этап связан с осуществлением решающих наступательных операций войск Карельского фронта. Он охватывает период от начала наступления советских армейских частей в июне 1944 г. до полного освобождения Карелии от финских войск в сентябре 1944 г. Боевая деятельность партизанских отрядов в это время тесно взаимосвязывалась с боевыми действиями частей Карельского фронта.

В первые месяцы войны партизанское движение в Карелии, как и в других районах страны, преодолевало огромные трудности становления, накапливало боевой опыт. Сложности и трудности заключались не только в организации отрядов, в чём не имелось опыта. Многим партизанам приходилось действовать без подготовки в прифронтовых районах или непосредственно на линии фронта. Сказывался и недостаток самого необходимого — оружия, боеприпасов, медикаментов, обмундирования и продовольствия. Большие трудности обусловливались отсутствием радиостанций, что не позволяло оказывать своевременную помощь партизанам авиацией. Однако, несмотря на все сложности, партизанские отряды Карелии уже на первом этапе показали свою силу и способность наносить серьёзные удары по тылам противника.

Своеобразие условий определило формы и методы, особенности партизанской войны в Карелии на её втором этапе. На оккупированной территории республики проживали в основном женщины, старики и дети (треть из них находилась в концлагерях) которые, естественно, не могли участвовать в вооружённой борьбе. Из многих населённых пунктов население было перевезено в Петрозаводск и заключено в концлагеря. Причиной такого принудительного переселения, как отмечалось в одном из отчётов ВУВК, являлось партизанское движение, которое стало настолько «оживлённым», что оккупанты «приняли меры по эвакуации населения». В таких условиях нельзя было рассчитывать на создание, пополнение и снабжение партизанских отрядов с помощью только жителей оккупированных районов. Известные трудности представлял для партизан и суровый климат — длинная снежная зима с сильными морозами, летом частые дожди, постоянная сырость, белые ночи, кроме того, бездорожье, леса и болота, многочисленные озёра и реки. В силу этого партизанские отряды Карелии базировались на неоккупированной территории республики, вблизи линии фронта. Чтобы выполнить ту или иную операцию во вражеском тылу, им каждый раз приходилось дважды пересекать линию фронта, преодолевать расстояние до сотни и более км, нести на себе оружие, боеприпасы и продовольствие на весь период похода (нередко на 30—40 дней) и другой груз общим весом до 40 кг на человека. Сложную проблему представляла транспортировка раненых и больных из вражеского тыла. Своеобразие условий сказалось и на форме организации партизанских сил: как правило, действовали отряды численностью до 100 бойцов.

В начале 1942 г. по решению ЦК Компартии республики была сформирована партизанская бригада, состоявшая из 9 отрядов, миномётной роты, пулемётного и разведывательного взводов. Летом 1942 г. бригада (командир — И. А. Григорьев, комиссар — Н. П. Аристов) совершила поход в глубокий тыл противника, который продолжался 57 дней. Она 26 раз вступала в бой с финнами и причинила им значительный урон в живой силе и технике. Советское Информбюро 1 сентября 1942 г. сообщало об этом походе: «Партизаны прошли по лесам и болотам почти 700 км, нанося внезапные удары по коммуникациям противника. Против партизан были брошены пограничные части и шюцкоровские отряды. В боях с белофиннами партизаны истребили до 750 солдат и офицеров, уничтожили большое количество автоматического оружия, радиостанций, снаряжения и боеприпасов». В ходе операции проявились высокие боевые и моральные качества партизан, однако бригада понесла большие потери — только небольшая её часть вернулась на базу. Это объяснялось тем, что такому крупному соединению было невозможно скрытно перейти линию фронта, а затем успешно маневрировать во вражеском тылу. Поход бригады показал, что в условиях Карелии нецелесообразно действовать такими большими группировками. Поэтому в октябре 1942 г. бригада была расформирована, и каждый партизанский отряд вновь стал действовать самостоятельно.

Командование финских войск предпринимало значительные усилия, чтобы парализовать партизанское движение. С начала 1942 г., когда стабилизировался фронт, финские части усилили охрану своих коммуникаций, укрепили оккупированное ими побережье Онежского озера и другие участки фронта, стараясь закрыть все пути прохода партизан в свои тылы. Были созданы укреплённые опорные пункты с артиллерией, пулеметами, наблюдательными постами и вышками, минными полями, проволочными заграждениями и т. п., организованы полевые заставы и передвижные дозоры. Зимой прокладывались контрольные лыжни, которые несколько раз в сутки проверялись дозорами. Вдоль дорог вырубались леса. Борьбу с партизанами вели пограничные и специально сформированные части, состоявшие из хорошо подготовленных и обученных солдат, использовавших служебных собак. Тем не менее, по признанию финляндского исследователя Х. Сеппяля, летом 1942 г. «партизанское движение настолько расширилось, что ставка сочла нужным обратиться к войскам с письмом, где говорилось о заметном оживлении деятельности советских партизан, которая не только расширяется, но и приносит «разрушительные действия».

30 мая 1942 г. Государственный комитет обороны образовал при Ставке Верховного Главнокомандования Центральный штаб партизанского движения. Одновременно создавались партизанские штабы при военных советах фронтов, в том числе и при Военном совете Карельского фронта, начальником которого стал генерал-майор С. Я. Вершинин. Штаб партизанского движения и Военный совет Карельского фронта направляли боевую деятельность отрядов, проводили мероприятия по дальнейшему их усилению, подбору и подготовке кадров, организовывали рейды в тыл противника.

Партизанские отряды Карелии постоянно пополнялись свежими силами, так как в боях 1941 г. они понесли значительные потери, а некоторые влились в ряды Красной Армии. Создавались и новые отряды. В марте 1942 г. появился отряд «Красное знамя», а в ноябре по инициативе секретаря ЦК комсомола республики Ю. В. Андропова — «Комсомолец Карелии». На Карельский фронт прибыли отряды, организованные в Мурманской («Советский Мурман» и «Большевик Заполярья»), Архангельской («Полярник», «Большевик» и «Сталинец») и Вологодской («За Родину») областях. В марте 1944 г. из Ленинградской области прибыл партизанский отряд «Ленинградец». Всего в течение 1942—1944 гг. сражаться в северных лесах прибыли 2366 бойцов, в том числе 553 из Архангельской области, 292 из Мурманской, 234 из Ленинградской, 120 из Вологодской области. Пополнение прибывало и из других районов страны. В отряде «Мстители», например, воевали посланцы Свердловской области и Красноярского края, в отряде «Железняк» — Ярославской области, в отрядах им. Т. Антикайнена и им. Чапаева — Коми АССР, в отряде «Буревестник» — Иркутской области, в отряде «Красное знамя» — г. Ташкента.

Партизанские отряды в этот период лучше обеспечивались оружием, боеприпасами, продовольствием и обмундированием. В 1943 г. уже каждый отряд имел рацию и опытных радистов, что значительно повышало их возможности, оперативность управления отрядами и оказания им необходимой помощи авиацией. На учебном пункте штаба партизанского движения велась подготовка командиров взводов и отделений, радистов, инструкторов-подрывников. Всё прибывшее пополнение до зачисления в отряды проходило, как правило, месячные сборы на этом учебном пункте. Особое внимание обращалось на подготовку к боевым действиям бойцов в условиях Севера — хождение на лыжах, умение ориентироваться на местности и т.п.

За период с начала 1942-го и до июня 1944 гг. партизаны провели много походов в тыл врага и боевых операций. В январе 1942 г. партизанская бригада разгромила вражеские гарнизоны на Большом Клименецком острове Онежского озера. Совершив ночью при 30-градусном морозе и встречном ветре 40-километровый бросок по льду озера, бойцы скрытно подошли к намеченной цели и внезапно в разных пунктах острова атаковали противника. В результате смелого удара вражеские гарнизоны в деревнях Воевнаволоке, Конде, Клименицах, Сенной Губе, Кургеницах оказались разгромленными. В феврале 1942 г. партизаны бригады в результате смелого налёта разгромили гарнизоны противника на западном берегу Онежского озера в посёлке Карелгранит и на Маяке, а 10 марта 1942 г. уничтожили финский диверсионный отряд в устье р. Водлы.

За время летних операций 1942 г. карельские партизаны нанесли существенный ущерб немецко-финским захватчикам в живой силе и технике. Они организовали семь крушений воинских поездов, разбив при этом 5 паровозов, 128 вагонов, уничтожили 59 автомашин, 3 трактора, 10 складов с продовольствием и боеприпасами, взорвали 18 железнодорожных и шоссейных мостов, разгромили 9 вражеских гарнизонов. Противник потерял убитыми около 2 тыс. солдат и 28 офицеров.

Боевые действия партизан в 1943 г. проходили в период коренного изменения обстановки на советско-германском фронте: завершения разгрома немецко-фашистских войск под Сталинградом, грандиозной Курской битвы и наступления советских войск по всему фронту. Партизанские отряды значительно активизировали свою деятельность. В январе 1943 г. сводная группа из четырёх партизанских отрядов («За Родину», им. Т. Антикайнена, «Боевые друзья» и им. Чапаева) под командованием В. М. Лопаткина, пройдя по льду Онежского озера за одну ночь более 30 км, внезапно атаковала гарнизоны противника в деревнях Линдоме, Крестовой Губе, Тамбиц-Маяке. Партизаны истребили свыше 200 вражеских солдат и офицеров, уничтожив несколько орудий, миномётов, пулеметов, взорвали склады с боеприпасами и снаряжением. В марте 1943 г. другая сводная группа партизанских отрядов («Вперёд», «Буревестник», «Железняк» и «Красный Онежец») под общим командованием К. В. Бондюка, преодолев на лыжах 180-километровый путь, разгромила вражеский гарнизон в д. Мергубе (Ругозерский район), уничтожила гараж с автомашинами, склады с боеприпасами, военным имуществом и горючим.

В связи с подготовкой к наступлению войск Карельского фронта партизаны в начале 1944 г. значительно активизировали свою деятельность. 1—2 июня 1944 г. ЦК Компартии республики провёл совещание командиров и комиссаров всех партизанских отрядов Карелии и Заполярья, где перед ними были поставлены конкретные задачи в связи с предстоящим наступлением советских войск.

Летом 1944 г. на территории Карелии и Заполярья действовало 19 партизанских отрядов, в которых насчитывалось 1557 бойцов. Наступление советских войск на Карельском перешейке и в южной Карелии создало благоприятную обстановку для действий в тылу противника. Финское командование вынуждено было ослабить гарнизоны и охрану своих тылов, что позволило партизанским отрядам усилить боевые действия на важнейших коммуникациях противника. Поэтому, например, из 19 отрядов, выполнявших боевые задания, 18 проникли в тыл противника незамеченными. Партизанские отряды, действовавшие на севере Карелии, своими боевыми операциями препятствовали переброскам вражеских частей на участки фронта, где осуществлялось наступление наших войск. За три месяца летних операций 1944 г. партизаны разгромили 9 гарнизонов противника, пустили под откос 17 воинских эшелонов, уничтожили 306 вагонов и много вооружения и боеприпасов. Они взрывали мосты и линии связи, устраивали засады на путях отступления врага. Тем самым оказывалась большая помощь войскам Карельского фронта в их успешном наступлении и быстрейшем освобождении территории республики от немецко-финских оккупантов.

38 месяцев длилась самоотверженная борьба партизан Карелии. 8 октября 1944 г. в освобожденной столице Карелии г. Петрозаводске состоялся парад партизан. В этот день в обращении ко всем трудящимся республики партизаны рапортовали о своих делах за три года войны: они уничтожили и ранили несколько тысяч вражеских солдат и офицеров, разгромили 53 гарнизона противника, организовали 31 крушение воинских эшелонов, взорвали 151 мост, 314 автомашин, 78 складов, уничтожили много другого имущества врага. Это был ощутимый вклад в общее дело разгрома немецких и финских захватчиков на Советском Севере.

Освобождение Карелии от оккупации

В первой половине 1944 г. Вооружённые Силы СССР, проведя успешные военные операции под Ленинградом и Новгородом, на Правобережной Украине и в Крыму, вступили на территорию одного из союзников Германии — Румынию. В результате создавались благоприятные предпосылки для освобождения всех районов страны и достижения полной и окончательной победы над вражескими войсками. Создавшаяся военно-стратегическая ситуация и назревавший политический и экономический кризис в Финляндии вынудили её руководство в середине февраля 1944 г. обратиться к Советскому правительству за выяснением условий выхода из войны. Однако те предварительные условия перемирия, которые изложила советская сторона, правительство Финляндии отклонило. Оно не ответило и на совместное обращение правительств СССР, Англии и США к сателлитам гитлеровской Германии от 13 мая 1944 г., в котором союзники по антигитлеровской коалиции предупредили их об ответственности в случае продолжения войны на стороне Германии.

В январе 1944 г. войска Волховского и Ленинградского фронтов разбили немецкую группу армий «Север», 900 дней державшую в блокаде г. Ленинград. Эта победа оказала большое влияние на ход боевых действий в Карелии. По воспоминаниям маршала К. А. Мерецкова, в середине февраля его срочно вызвали в Ставку ВГК и уведомили, что Волховский фронт, которым он тогда командовал, ликвидируется, его войска передаются Ленинградскому фронту, а Мерецков назначается командующим Карельским фронтом. Тогда же Ставка ВГК сформулировала в общих чертах поставленную перед Карельским фронтом задачу: за летне-осеннюю кампанию 1944 г. освободить оккупированные районы Карелии и Кольского полуострова.

Советское Верховное Главнокомандование с целью разгрома финских войск и восстановления на Северо-Западе государственной границы приняло решение провести Выборгско-Петрозаводскую операцию. Осуществить её планировалось силами Ленинградского и Карельского фронтов при содействии Балтийского флота, Ладожской и Онежской военных флотилий. Наступательные действия предстояло начать войскам Ленинградского фронта (Выборгская операция), а затем в наступление переходили войска Карельского фронта (Свирско-Петрозаводская операция). Для проведения операции выделялись 41 дивизия, 5 стрелковых бригад и 4 укреплённых района. Они насчитывали около 450 тыс. человек, 10 тысяч орудий и минометов, 800 танков и самоходных орудий, 1540 самолетов и превосходили противника: в людях — в 1,7 раза, в орудиях и миномётах — в 5,2 раза, в танках и самоходных орудиях — в 7,3 раза и в самолётах — в 6,2 раза.

10 июня 1944 г., после тщательной подготовки, войска Ленинградского фронта под командованием генерала армии Л. А. Говорова в составе 21-й и 23-й армий при поддержке кораблей Балтийского флота и самолётов 13-й воздушной армии перешли в наступление на Карельском перешейке. В результате 10-дневных упорных боев советские войска прорвали три полосы мощной глубоко эшелонированной вражеской обороны и 20 июня овладели г. Выборгом. Противник, понеся большие потери в людях и технике, подтянул к району боёв свежие подкрепления из южной Карелии, что создавало благоприятную обстановку для наступательных операций частей Карельского фронта на перешейке между Ладожским и Онежским озёрами.

21 июня 1944 г. войска Карельского фронта начали Свирско-Петрозаводскую наступательную операцию, имея целью разгромить группировку финских войск между Онежским и Ладожским озёрами и освободить южную Карелию. Главный удар наносился 7-й армией (командующий — генерал-лейтенант А. Н. Крутиков) из района Лодейного Поля вдоль Ладожского озера в направлении на Олонец — Питкяранта — Сортавала с выходом на государственную границу. Кроме того, частям 7-й армии ставилась задача одновременно наступать вдоль западного побережья Онежского озера в северном направлении на Петрозаводск. Войскам 32-й армии (командующий — генерал-лейтенант Ф. Д. Гореленко) надлежало наступать из района северо-восточнее Медвежьегорска в направлении Суоярви, а частью сил — на Петрозаводск. Остальные войска Карельского фронта (14-я, 19-я, 26-я армии) находились в готовности к переходу в наступление в случае переброски вражеских сил из северной в южную Карелию. В наступлении участвовали Онежская и Ладожская военные флотилии, 7-я воздушная армия и 19 партизанских отрядов.

Наступление началось утром 21 июня форсированием р. Свирь и сопровождалось мощной артиллерийско-авиационной подготовкой. Группа из 16 молодых бойцов-добровольцев стала преодолевать Свирь шириной до 400 метров. Когда противник открыл по переправлявшимся огонь, нашим наблюдателям удалось уточнить систему вражеских огневых точек и помочь открыть прицельную стрельбу по ним. Все 16 гвардейцев добрались до противоположного берега и закрепились на нём, способствуя успешному форсированию реки главными силами. За этот самоотверженный подвиг Указом Президиума Верховного Совета СССР советские воины А. М. Алиев, А. Ф. Барышев, С. Бекбосунов, В. П. Елютин, И. С. Зажигин, В. А. Малышев, В. А. Маркелов, И. Д. Морозов, И. П. Мытарев, В. И. Немчиков, П. П. Павлов, И. К. Паньков, М. Р. Попов, М. И. Тихонов, Б. Н. Юносов и Н. М. Чухреев удостоены звания Героя Советского Союза. В итоге первого дня подразделения 7-й армии успешно форсировали Свирь и прорвали главную оборонительную полосу противника. Им удалось продвинуться вперёд на 20—30 км и освободить более 200 населённых пунктов. В ознаменование одержанной победы наиболее отличившимся подразделениям было присвоено наименование «Свирских». Большую помощь частям 7-й армии оказывали Ладожская и Онежская военные флотилии. С помощью их десанта части 7-й армии овладели Олонецким укрепленным районом и после ожесточённых боев 25 июня освободили г. Олонец.

Одновременно части 32-й армии перешли к активным боевым действиям севернее Онежского озера. К концу дня 21 июня они заняли Повенец, а 23 июня, несмотря на сильное сопротивление противника, — Медвежьегорск. После освобождения Медвежьегорска, в соответствии с планом операции, советские войска повели наступление на запад, в направлении Чёбино — Мяндусельга — Поросозеро, а 1070-й стрелковый полк 313-й дивизии 2 на юг, в направлении Кондопога — Петрозаводск. 28 июня этот полк овладел Кондопогой.

Продвижение советских войск на всех направлениях создало угрозу окружения южной группировки противника и заставило его начать поспешный отход из района Петрозаводска, к которому вдоль берега Онежского озера после форсирования Свири продвигалась с боями 368-я стрелковая дивизия, взаимодействовавшая с Онежской военной флотилией. 26 июня в тылу врага, у Шелтозера, с бронекатеров высаживается десант, который заставил финнов покинуть с. Шелтозеро. 28 июня группа десантников высадилась в районе Уйской губы, она освободила с. Деревянное. В тот же день десантники Онежской военной флотилии при содействии частей 32-й армии, наступавших вдоль Кировской железной дороги с севера, и частей 7-й армии, наступавших по западному побережью Онежского озера с юга, в 11 часов 30 минут вошли в г. Петрозаводск, находившийся в руках финнов с 1 октября 1941 г.

28 июня штаб Карельского фронта отправил Верховному Главнокомандующему И. В. Сталину боевое донесение об освобождении Петрозаводска. Утром 29 июня в город вошли передовые части 368-й и 313-й стрелковых дивизий, наступавшие с юга и севера. В тот же день, 29 июня, Москва салютовала советским воинам, освободившим Петрозаводск, 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий. В честь одержанной победы наиболее отличившиеся соединения и части получили почётное право называться «Петрозаводскими»: 313-я стрелковая дивизия, 31-й отдельный батальон морской пехоты, дивизион минных катеров, дивизион канонерских лодок и дивизион бронекатеров Онежской военной флотилии. 30 июня на центральной площади Петрозаводска состоялся общегородской массовый митинг населения, посвящённый освобождению города.

Всего за первые 10 дней наступления (с 21-го по 30 июня) войска Карельского фронта освободили более 800 населённых пунктов Ленинградской области и Карелии, полностью очистили от врага Кировскую железную дорогу и Беломорско-Балтийский канал. Противник понёс значительные потери в живой силе (до 22 тыс. убитых) и технике. Хотя основным силам финнов удалось занять новые рубежи обороны, войска Карельского фронта продолжали движение вперёд. В первой половине июля после упорных боёв были освобождены Салми, Питкяранта, Суоярви, Поросозеро. 21 июля 176-я стрелковая дивизия 32-й армии вышла на государственную границу. К 9 августа 1944 г. советские войска вышли на линию Кудамгуба — Куолисмаа — Питкяранта, завершив в основном Свирско-Петрозаводскую наступательную операцию.

В результате полуторамесячных боёв войска левого крыла Карельского фронта во взаимодействии с Ладожской и Онежской военными флотилиями продвинулись на 200—250 км, разгромили 6 пехотных дивизий и 6 различных бригад финнов. Противник потерял только убитыми свыше 50 тыс. солдат и офицеров, 470 орудий, 165 миномётов, 432 пулемета, 30 паровозов, свыше 500 вагонов, 50 различных складов с военным имуществом, 20 танков и бронемашин.

Активно участвовали в наступательной операции карельские партизаны и подпольщики. В полосе наступления 7-й армии подпольщики Олонецкого, Шелтозерского районов и Петрозаводска доставляли советским войскам важные разведывательные сведения и помогали освобождать населённые пункты. В районе боевых действий 32-й армии на коммуникациях противника действовали партизанские отряды. Так, 2 июля 1944 г. отряд «Красное знамя» вошёл в с. Паданы, а отряд «Мстители» — в д. Сельга Медвежьегорского района, о чём поступили сведения в штаб партизанского движения КФССР. По данным обоих командиров, местное население встретило партизан очень радушно и ждёт прихода частей Красной Армии, 29 жителей вступили в партизанские отряды.

В боях с противником советские воины проявили массовый героизм. В ходе Свирско-Петрозаводской операции 23 990 человек были награждены орденами и медалями, а 52 — удостоены звания Героя Советского Союза. В боях за освобождение Карелии участвовали представители всех народов и республик СССР — России, Украины, Казахстана, Грузии и др. Так, боевой путь 313-й стрелковой дивизии, сформированной из жителей Удмуртии, был неразрывно связан с Карелией. В трудные сентябрьские дни 1941 г. она вступила в бой около карельского села Пряжа, летом 1944 г. вела наступательные операции за освобождение Петрозаводска, Медвежьегорска, Повенца и многих других населённых пунктов Карелии. За успешные боевые действия этой дивизии присвоили почётное наименование «Петрозаводской» с награждением орденом Красного Знамени. 272-я стрелковая дивизия за время наступления с ожесточёнными боями прошла около 200 км, освободила 115 населённых пунктов, в том числе районные центры Салми и Питкяранта. В ходе операции дивизия форсировала 8 водных преград — реки Свирь, Олонка, Тулокса и др. За проявленные при этом мужество и героизм 1622 человека награждены орденами и медалями, 11 воинам присвоено звание Героя Советского Союза. В боях за Медвежьегорск обессмертил свое имя старшина И. Клюев, закрывший своим телом амбразуру вражеского дзота. Под Видлицей смертью храбрых погиб подполковник В. Н. Леселидзе, удостоенный звания Героя Советского Союза.

Мощные удары советских войск на Карельском перешейке и в южной Карелии обострили внутриполитическую и военно-экономическую обстановку в Финляндии. Среди населения росли антивоенные настроения, падало моральное состояние армии. Всё это обусловило уход президента Рюти 1 августа 1944 г. в отставку. Его сменил маршал Маннергейм. Вновь сформированное правительство обратилось к СССР с предложением начать переговоры о перемирии или заключении мира. Советское правительство выразило согласие вступить в переговоры при условии, что Финляндия публично заявит о разрыве отношений с Германией и обеспечит вывод немецко-фашистских войск со своей территории до 15 сентября. В ночь на 4 сентября правительство Финляндии сделало заявление по радио о том, что принимает предварительные условия правительства СССР о разрыве отношений с Германией и выводе немецких войск из Финляндии. Одновременно объявлялось о прекращении военных действий на всём участке расположения финских войск с 8 часов утра 4 сентября. Советские войска Карельского и Ленинградского фронтов тоже получили приказ Верховного Главнокомандования прекратить военные действия против Финляндии с 8 часов 5 сентября.

19 сентября в Москве состоялось подписание соглашения о перемирии между СССР и Великобританией, с одной стороны, и Финляндией, с другой. Соглашением восстанавливалось с некоторыми изменениями действие мирного договора между СССР и Финляндией от 12 марта 1940 г., и его пункты в значительной мере относились к Карелии. Финляндия обязывалась: отвести свои войска за линию советско-финляндской границы 1940 г.; разоружить германские войска, остававшиеся на ее территории, и передать их советской стороне в качестве военнопленных; перевести свою армию на мирное положение в течение двух с половиной месяцев; немедленно передать СССР всех находившихся в её власти советских и союзных военнопленных и насильственно уведённых граждан; возместить СССР убытки, причинённые военными действиями и оккупацией советской территории в размере 300 млн долларов; возвратить СССР в полной сохранности вывезенные с советской территории во время войны все ценности и материалы и др. На основе Соглашения о перемирии через два с лишним года, 10 февраля 1947 г., между СССР и союзными государствами, с одной стороны, и Финляндией, с другой стороны, был подписан мирный договор.

После заключения перемирия военные действия продолжались лишь на северном участке Карельского фронта против находившейся здесь 20-й немецкой горной армии. В конце сентября 1944 г. в результате обходного манёвра, осуществлённого советскими 19-й и 26-й армиями, немецко-фашистское командование отвело свои войска на кестеньгском, ухтинском и кандалакшском направлениях. В ходе боёв противник понес большие потери. Территория Карелии была полностью освобождена. В октябре 1944 г. соединения Карельского фронта при поддержке кораблей Северного флота успешно завершили боевые действия на Крайнем Севере: в результате проведенной Петсамо-Киркенесской операции они освободили оккупированные районы Советского Заполярья. Государственная граница на Северо-Западе СССР была окончательно восстановлена.

Следует отметить, что успех в наступательных операциях частей Карельского фронта достигался не только за счёт их превосходства в силах, но и за счёт превосходства стратегии и тактики советского командования и массового героизма советских воинов. Об этом свидетельствует сам маршал Маннергейм в своих воспоминаниях: «Наши силы на этой стадии подверглись исключительно трудному испытанию. Это было следствием не только огромного превосходства противника в силах, но и того, что продолжавшаяся почти 3 года позиционная война ... притупила их привычку к военным действиям. Красная же Армия, наоборот, с 1942 г. шла от победы к победе и приобрела тем самым исключительный опыт наступления...»

Жители Карелии с честью сражались на всех фронтах Великой Отечественной войны: на Украине и в Белоруссии, в Молдавии и Прибалтике, в Заполярье и Крыму. Так, сформированная в республике накануне войны 71-я стрелковая дивизия, начав боевой путь на Севере, участвовала в прорыве блокады Ленинграда, в битве под Курском, в освобождении Украины и Польши, в разгроме вражеских сил на территории Германии. Многие из жителей Карелии, до конца выполняя свой долг, пали в боях за свободу и независимость Родины. В «Книге Памяти», изданной к 50-летию Победы, содержатся имена более 40 тыс. воинов, партизан, подпольщиков Карелии, погибших в 1941—1945 гг. За доблесть и мужество, проявленные в боях с немецко-финскими войсками, тысячи воинов из Карелии были награждены орденами и медалями СССР. Высокого звания Героя Советского Союза удостоены 37 человек.

Начало возрождения мирной жизни

После освобождения территории Карелии на родные места стали возвращаться эвакуированные жители из разных республик, краёв и областей Советского Союза. Их общее число насчитывалось более 500 тыс. человек из почти 700 тыс. человек населения. В течение всего военного времени им пришлось жить в очень трудных условиях, поскольку эвакуация проходила в спешном порядке и люди не могли взять с собой всё необходимое для жизни. Сам переезд на новые места был крайне тяжёлым и сопровождался гибелью многих людей из-за вражеских бомбардировок, отсутствия необходимого продовольствия и предметов первой необходимости. Да и на новом месте жительства эвакуированным, на первых порах, приходилось испытывать большие трудности и в жилье, и в питании, и в других социально-бытовых услугах.

В целом эвакуированные жители Карелии (в основном женщины, дети и пожилые мужчины) работали на всех участках, куда их направляли: в колхозах, на промышленных и транспортных предприятиях, в учебно-воспитательных и культурно-просветительских учреждениях. Они внесли свой вклад в общее дело Победы страны над агрессорами. Следует подчеркнуть, что многие из них за свой самоотверженный труд удостоены государственных наград.

Реэвакуация проходила тоже в довольно сложных условиях, ибо перевезти сотни тысяч людей (а в масштабах страны — многие миллионы человек) представлялось трудной задачей. Тем не менее только в октябре — ноябре 1944 г. реэвакуировалось свыше 50 тысяч человек. Специальными решениями Совнаркома и ЦК Компартии республики предусматривался ряд мер по оказанию возможной помощи прибывавшим: им полагалось пособие в размере 1000 рублей на семью и временное освобождение от денежных налогов и от обязательных поставок государству сельскохозяйственных продуктов и др.

Сразу после освобождения от оккупации Петрозаводска, в начале июля, в столицу переехали руководящие органы Карело-Финской ССР из Беломорска, где они находились во временной эвакуации. Основные усилия руководства и трудящихся республики направлялись на скорейшее возрождение общественно-государственной жизни и хозяйственно-культурной жизни родного края. Стремясь быстрее возродить разрушенные города и села, они устраивали массовые трудовые субботники и воскресники. Так, на следующий день после освобождения Петрозаводска тысячи людей вышли на очистку улиц города и строительство мостов. Горожане взяли на себя обязательство отработать на восстановительных работах не менее 8 часов еженедельно. До Дня Победы в городе вступили в действие 35 промышленно-транспортных предприятий и мастерских. Конечно, пока делались лишь первые шаги по возрождению края, основная работа в этом направлении предстояла впереди. Достаточно сказать, что в 1945 г. общий объём валовой продукции превышал 25% довоенного уровня. Посевные площади в сельском хозяйстве составляли 50% довоенных размеров. Население испытывало острую нужду в самом необходимом — продовольствии, одежде, жилье. Так, жильём нередко служили наспех сколоченные деревянные бараки, а то и землянки. Чтобы вернуть к жизни всё разрушенное во время войны, требовалось время, огромные материальные ресурсы и самоотверженные усилия всех жителей республики.

В.Г.Макуров, кандидат исторических наук