Вернуться в каталог

Исторический очерк «Петрозаводск и петрозаводчане в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.»

Контактная информация
185035, Республика Карелия,
г.Петрозаводск, ул.Ф.Энгельса, д.5

тел/факс: +7 (8142) 784645
тел. +7 (8142) 764837
e-mail: monuments.karelia@mail.ru

Перестройка жизни города на военный лад и боевые действия в Карелии на петрозаводском направлении в 1941г.

Ранним утром 22 июня 1941 г. войска фашистской Германии и ее союзников внезапно вторглись на территорию СССР. Началась Великая Отечественная война советского народа за свою свободу и независимость. В 12 часов дня с правительственным сообщением выступил по радио заместитель председателя Совнаркома, нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов. Президиум Верховного Совета СССР издал указы: "О мобилизации военнообязанных" (первым днем мобилизации объявлялось 23 июня для военнообязанных 1905—1918 гг. рождения), "Об объявлении в отдельных местностях СССР военного положения" (в том числе и на территории Карелии), "О военном положении".

29 июня 1941 г. ЦК ВКП(б) и Советское правительство обратились к руководящим органам прифронтовых областей со специальной директивой. Основные ее положения были обнародованы Председателем созданного Государственного Комитета Обороны (ГКО) И.В. Сталиным в речи по радио 3 июля 1941 г. В ней, в частности, подчеркивалось: "В навязанной нам войне с фашистской Германией решается вопрос о жизни и смерти Советского государства, о том — быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение"[i]. Названный документ включал в себя широкий комплекс организационных, политических, идеологических, экономических, военных мероприятий и по существу стал программой мобилизации всех сил страны на борьбу с немецко–фашистскими агрессорами.

Буквально с первого дня войны стала перестраиваться вся жизнь Карелии и ее столицы. Утром, в 7 часов в Петрозаводске началось заседание бюро ЦК КП(б) КФССР, на котором была зачитана шифрограмма из ЦК ВКП(б) с сообщением о внезапном нападении Германии и предложением немедленно развернуть работу в соответствии с заранее составленным мобилизацион­ным планом. Сразу после заседания бюро, обсудившим первоочередные мероприятия в связи с началом войны, состоялось совещание наркомов, начальников управлений и их заместителей. Около 10 часов утра из Петрозаводска во все районы республики выехали работники ЦК КП(б) и СНК КФССР для оказания практической помощи местным партийно–советским органам в проведении срочных военно–организационных мероприятий, прежде всего мобилизации военнообязанных первой очереди в ряды Красной Армии и Военно–Морского Флота[ii].

Сразу же после правительственного сообщения о внезапном нападении Германии на Советский Союз в Карелии прошли многолюдные митинги, на которых жители республики заявляли о своей готовности встать на защиту Родины. 22 июня состоялся общегородской многотысячный митинг в Петрозаводске. На нем выступили председатель горсовета Ф.В. Балагуров, первый секретарь ЦК ЛКСМ республики Ю.В. Андропов, студент университета С.Е. Кри­воручко и другие. На следующий день митинги состоялись на всех предприятиях и в учреждениях города. На старейшем предприятии Петрозаводска — Онежском заводе — с призывом отстоять Родину к рабочим обратились секретарь горкома партии Н.А. Дильденкин и старый большевик Х.Г. Дорошин. Сталевар мартеновского цеха Н.И. Колин выразил общее мнение коллектива: "Нам навязали войну, и мы будем вести ее до полной победы. Мы, сталевары, обещаем давать больше высококачествен­ной стали, чтобы скорее разбить фашистских разбойников". В принятой резолюции онежцы записали: "Мы будем работать только так, чтобы полностью обеспечить нужды на шей Красной Армии. Мы удвоим, утроим свои силы и разгромим, уничтожим немецких фашистов"[iii].

Тысячи граждан Карелии выразили желание вступить в ряды Красной Армии, многие прямо на митингах и собраниях подавали заявления с просьбой направить их на фронт. Хотя согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР от 22 июня 1941 г. призыву подлежали военнообязанные запаса 1905—1918 годов рождения (то есть в возрасте 23—36 лет), заявления стали поступать и от тех, кто по разным причинам не подлежал призыву. По данным военкомата КФ ССР к концу дня 22 июня на призывные пункты явилось более половины подлежащих призыву в армию, а поздно вечером 23 июня мобилизация военнообязанных первой очереди в основном завершилась. Всего за 1941—1945 гг. Вооруженные Силы страны получили из Петрозаводска не менее 15 тысяч человек, а в целом из Карелии около 100 тыс. человек, сражавшихся на всех фронтах[iv].

В первый же день войны, например, с официальной просьбой о направлении в действующую армию обратился директор Онежского завода В.В. Тиден. Он, как руководитель крупного предприятия, не подлежал мобилизации и получил отказ, тем более что завод с первых дней войны приступил к выпуску оборонной продукции (корпусов снарядов крупного калибра и цилиндров для авиамоторов). В первых числах июля он снова обратился с просьбой разрешить ему сформировать партизанский отряд для действий в тылу противника, а на должность директора рекомендовал главного инженера завода А.Н. Брызгалова. Вскоре такой отряд ("Красный онежец") был сформирован из рабочих Онежского завода. В.В. Тиден командовал отрядом до ноября 1941 г., потом — первой партизанской бригадой, в марте 1942 г. направляется в Москву на курсы при Военной академии им. Фрунзе. Позднее В.В. Тиден героически сражался в Карелии и Белоруссии, погиб в 1944 г.[v]

Одновременно с мобилизацией военнообязанных началось формирование истребительных батальонов (ИБ), частей народного ополчения и партизанских отрядов. Истребительные батальоны в республике, как и в стране в целом, стали формироваться согласно принятому СНК СССР специальному постановлению от 24 июня 1941 г. "Об охране предприятий и учреждений и создании истребительных батальонов" для охраны в прифронтовой полосе военных и народно–хозяйственных объектов, а также борьбы с вражескими агентами и диверсантами. Соответствующие решения принимались руководством Карело–Финской ССР, выполнение их в срочном порядке возлагалось на местные партийно–советские органы и НКВД республики.

В начале июля 1941 г. формирование истребительных батальонов в районах республики в основном завершилось. По данным на 7 июля 1941г. всего насчитывалось 38 батальонов (включая три Петрозаводских) с общей численностью личного состава 4325 человек. К осени 1941 г. численность истребительных батальонов увеличилось до 5641человек[vi]. Руководство ИБ возлагалось на секретаря ЦК КП(б) КФССР А.С. Варламова, заместителя председателя СНК В.В. Стефанихина и наркома госбезопасности М.И. Баскакова, а позднее оно осуществлялось штабом истребительных батальонов НКВД республики. С момента создания ИБ несли охрану населенных пунктов, мостов и особо важных объектов, поднимались по боевой тревоге, направлялись на преследование и ликвидацию обнаруженных вражеских десантов и диверсионных групп.

Летом и осенью 1941 г. в силу сложившейся тяжелой обстановки на фронте, недостатка регулярных частей Красной Армии ИБ Карелии выдвигались непосредственно на передовые позиции и вели упорные бои с противником, проявляя стойкость и мужество. Свидетельство тому — многочисленные оперативные сводки по линии НКВД за июль––декабрь 1941 г.: "Сводный истребительный батальон в количестве 354 человек, созданный из Медвежьегорского, Пудожского, Беломорского, Кемского и Сегежского батальонов, с 28 сентября по 1 октября участвовал вместе с частями Красной Армии в боях с противником по обороне г. Петрозаводска. Батальон занимал рубеж от совхоза № 2, что юго–восточнее г. Петрозаводска, до Шелтозерского тракта, в течение 4 суток боем сдерживал регулярные части противника... 28 октября по распоряжению командования армейской группы медвежьегорского направления сводный Петрозаводско–Медвежьегорский истребительный батальон в составе 362 человек был направлен на оборону г. Медвежьегорска, где и находился до 5 октября 1941 г., ведя непрерывные бои с белофиннами..."[vii].

В Петрозаводске в каждом из трех истребительных батальонов насчитывалось до 200 человек. Один из батальонов перешел в оперативное подчинение начальника железнодорожной милиции для борьбы с многочисленными диверсионными группами противника, пытавшимися вывести из строя Кировскую магистраль[viii]. Другие два участвовали в охране тыла советских войск и поддержанию порядка на вверенных им участках. В конце июля капитан М.А. Горьков, профессиональный пограничник с опытом ведения боевых действий во время советско–финляндской войны, получил приказ сформировать сводный батальон из работников НКВД КФССР[ix]. В его состав вошли сотрудники Управления госбезопасности, милиции, пожарной охраны и других учреждений. Руководил батальоном начальник оперативного штаба НКВД комбриг С.Я. Вершинина.

В оборонительных боях за Петрозаводск особо отличился сводный отряд истребительных батальонов Наркомвнудела, сформированный по указанию руководства республики, в составе до 700 человек. В него вошли: рота МПВО (205 человек), одна из рот сводного батальона НКВД КФССР из сотрудников аппарата наркомата (136 человек), первый Петрозаводский ИБ (197 человек) и второй Петрозаводский ИБ (140 человек). Командиром отряда назначили командира второго Петрозаводского ИБ старшего лейтенанта И.С. Чи­жова[x]. Сводный отряд на машинах перебрасывается в район Кяснеселька Ведлозерского района для прикрытия пряжинского направления[xi]. В течение нескольких дней до подхода регулярных частей РККА он сдерживал превосходящие силы противника.

Затем первый и второй Петрозаводские ИБ в количестве 337 человек под командованием капитана Львова участвовали в боевых операциях на шуйском направлении. Здесь 29 сентября, в связи с отходом 313-й стрелковой дивизии РККА, оба батальона вступили в бой с передовыми частями противника. До 1 октября в пределах семикилометрового участка по р. Чельма они прикрывали отход наших подразделений. 2 октября истребительные батальоны отошли за р. Шуя в район с. Усадище, заняли оборону вместе с частями РККА и удерживали эти позиции до 10 октября. Затем, по распоряжению командования 7-й армии, первый и второй петрозаводские ИБ были выведены из боя и направлены в г. Медвежьегорск. Потери их составили 17 убитыми, 56 ранеными и 51 пропавшими без вести. Погибли командир сводного петрозаводского отряда капитан Львов и командир первого Петрозаводского ИБ сержант госбезопасности Потехин, а начальник штаба Болт был тяжело ранен[xii].

В ходе начавшегося наступления противника на г. Петроза­водск 26 сентября 1941 года ему удалось занять ст. Орзега и перерезать железнодорожную магистраль. К станции перебрасывается сводный батальон капитана Горького в составе двух рот из сотрудников милиции и одной роты сотрудников ВОХР (общей численностью 390 человек). Прибыв на платформах на разъезд "Онежский", разведка батальона установила, что финны хорошо закрепились и организовали оборону с использованием 13 станковых и ручных пулеметов и 3 минометов[xiii]. Рано утром 29 сентября три наших роты предприняли атаку противника с трех сторон. В результате к 10 часам огонь противника ослаб, а к 11 часам под натиском бойцов–истребителей, враг бежал со станции, бросив пулеметы и другое стрелковое оружие, убитых и раненых[xiv].

В докладной записке наркома внутренних дел республики М.И. Баскакова на имя первого секретаря ЦК КП(б) КФССР Г.Н. Ку­приянова сообщалось: "29 сентября 1941 года на подступах к Петрозаводску противнику удалось прорваться к ст. Орзега, занять ее и тем самым перерезать Кировскую железную дорогу. По просьбе командующего 7–й армии К.А. Мерецкова мною был выделен батальон работников НКВД в составе рот сотрудников милиции — 245 человек и работников ВОХР – 145 человек. 29 сентября 1941 года под Орзегой батальон финскую часть разгромил, очистил железную дорогу и занял ст. Орзега…"[xv].

Погибшим в боях на ст. Орзега милиционерам установлен памятный знак. Осенью сотрудники Министерства внутренних дел республики ежегодно приезжают туда, чтобы почтить их память, возложить цветы и венки. Доброй традицией у карельских милиционеров стало проведение в память о данном событии в сентябре легкоатлетического пробега "Орзега—Петрозаводск", а в феврале — лыжного пробега "Лыжня памяти". В первых, неравных и самых тяжелых боях с превосходящими силами противника истребительные батальоны Карелии понесли ощутимые потери, но свою задачу выполнили с честью.

Еще одной формой борьбы с агрессией в республике, как и во всей стране, стало создание частей народного ополчения. Совнарком и ЦК Компартии КФССР 5 июля 1941 г. приняли постановление "О создании отрядов народного ополчения". Руководство ополчением возлагалось на секретаря ЦК Компартии А.С. Варламова, заведующего военным отделом ЦК Н.Ф. Карахаева и военного комиссара республики И.М. Макарова. В городах и районах организацией отрядов ополчения занимались первые секретари горкомов и райкомов партии, председатели исполкомов Советов депутатов трудящихся и военные комиссары. Народное ополчение состояло из добровольцев, пожелавших с оружием в руках защищать свою землю. "Мы считаем себя мобилизованными и призываем всех трудящихся Карелии, кто может держать оружие, вступить в ряды народного ополчения", —заявили на митинге рабочие Онежского завода. Многие мужчины и женщины, независимо от возраста, вступали в ряды народного ополчения. К середине июля 1941 г. поступило около 30 тыс. заявлений с просьбой о зачислении в отряды ополчения. К началу августа в Карелии уже действовали 3 полка, 32 батальона и 5 отдельных рот ополчения (всего свыше 22 тыс. бойцов). Ополченцы несли охрану стратегических объектов, дорог, мостов и т.д., а в первые месяцы войны служили резервом для фронта[xvi].

Красная Армия нуждалась в непрерывном пополнении боевыми резервами, поэтому население, способное носить оружие, приходилось обучать военному делу. 17 сентября 1941 г. вышло постановление Государственного Комитета Обороны "О всеобщем обязательном обучении военному делу граждан СССР". На всех предприятиях и в учреждениях Петрозаводска начинается регулярное проведение военных занятий. Кроме того, работали специальные военно–учебные пункты. Широкий размах приняла подготовка населения к противовоздушной обороне. Повсеместно организовывались кружки ПВХО, в которых обучались тысячи человек. Женщины овладевали военно–санитарным делом, записывались затем в санитарные дружины, направлялись в военные госпитали.

С началом войны предприятия мирного профиля переходят на производство специальной продукции для нужд фронта. Петрозаводская лыжная фабрика стала изготовлять армейские лыжи. Несколько десятков видов оборонной продукции освоили лесопильно-деревообрабатывающие заводы. Промкомбинаты и артели промкооперации начали выпускать саперный инструмент, армейские котелки, ремонтировать обмундирование и обувь для бойцов фронта и т.д. Работники Кировской железной дороги стали оборудовать бронепоезда и бронеплощадки. Ремонтные мастерские и предприятия автотранспорта и местной промышленности приступили к ремонту танков, тракторов, автомашин и вооружения для фронта. Петрозаводский авторемонтный завод целиком переключился на ремонт военных машин. Автотранспорт хозяйственных организаций и учреждений, объединенный в автобатальоны и автороты осуществлял перевозки по заданиям командования Карельского фронта. Бесперебойную доставку воинских грузов обеспечивали работники железнодорожного и водного транспорта.

Одной из самых сложных проблем стало обеспечение производства рабочей силой. В связи с мобилизацией резко сократилось число рабочих и специалистов в промышленности и на транспорте. Пришлось принимать срочные меры по перераспределению и закреплению имеющейся рабочей силы в целях первоочередного обеспечения кадрами важнейших участков народного хозяйства. На период войны вводилась трудовая мобилизация населения для проведения необходимых первоочередных работ. Во всех отраслях производства женщины, заменившие ушедших на фронт мужчин, стали решающей силой. Так, 66 студенток Петрозаводского университета трудились на Онежском заводе, 500 — занимались на курсах трактористов и шоферов. От новых работников требовалось быстрое овладение сложными профессиями. Поскольку школы ФЗО и ремесленные училища оказались эвакуированы, прибывавшее на производство пополнение проходило обучение на различных курсах, в школах передового труда (стахановских школах), через индивидуальную подготовку опытными квалифицированными рабочими. Все это в известной мере помогало решать сложную проблему кадров.

В соответствии с требованиями военного времени перестраивали свою деятельность театральные и музыкальные коллективы, дома культуры, библиотеки. Книги и брошюры, выпускаемые республиканским издательством рассказывали о героизме воинов Севера, о самоотверженном труде людей прифронтового края. Республиканские газеты "Ленинское знамя" и "Тотуус" ("Правда") систематически помещали материалы о положении на фронтах, о героических подвигах бойцов Карельского фронта, о нелегкой жизни тружеников тыла.

Вынужденное отступление частей Красной Армии потребовало эвакуации населения и перебазирования на восток промышленных предприятий, ценного имущества из районов, находившихся под угрозой захвата противником. Конкретные задачи по проведению эвакуации определялись в постановлении ЦК Коммунистической партии и Советского правительства от 27 июня 1941 г. "О порядке вывоза и размещения людских контингентов и ценного имущества" и в директиве ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 29 июня 1941 г.

Непосредственное руководство вопросами эвакуации в Карелии осуществляла созданная по решению ЦК Компартии республики комиссия по эвакуации, приступившая к работе в начале июля 1941 г. В ее состав вошли: секретарь ЦК Компартии П.В. Соляков, заместитель председателя Совнаркома М.Ф. Иванов и секретарь Президиума Верховного Совета КФССР Т.Ф. Вакулькин. Комиссия принимала решение об эвакуации, определяла сроки ее для населения и промышленных предприятий, утверждала планы и графики эвакуации, распределяла транспорт и т.п.[xvii]. На местах эвакуацию проводили партийные комитеты и исполкомы Советов.

 В первую очередь эвакуировались детские учреждения (детские сады и ясли, детские дома) и дети до 16 лет вместе с родителями. Трудоспособное взрослое население вначале оставалось на оборонных работах и действовавших предприятиях. Но, в связи с продвижением противника, началась эвакуация и взрослого населения, проходившая в трудных условиях. Вражеские самолеты обстреливали поезда на железной дороге, пароходы и баржи на Онежском, Ладожском и других озерах, шоссейные дороги, по которым передвигалось население. 27 сентября 1941 г. на Онежском озере артиллерийскому обстрелу подверглись пароход "Кингисепп" и баржа с женщинами и детьми. Несколько снарядов попало в баржу, на ней вспыхнул пожар. С большим трудом удалось спасти немногих. Там, где противник успел перерезать дороги, населению приходилось использовать кружные пути, ведущие в тыл.

В целом эвакуация прошла успешно. Из столицы республики удалось вывезти подавляющую часть жителей, которые нашли приют в Вологодской, Архангельской, Челябинской и других областях, Башкирской, Чувашской, Удмуртской, Татарской и Коми автономных республиках. На новых местах петрозаводчане продолжали самоотверженно трудиться, помогая фронту.

Удалось своевременно вывезти оборудование и имущество основных промышленных предприятий, в том числе Онежского машиностроительного завода, Петрозаводской лыжной и Петрозаводской слюдяной фабрик и др. Эвакуированные на восток страны промышленные предприятия и оборудование в короткий срок устанавливались на новых местах и начинали выпуск продукции для нужд фронта. Первые эшелоны с оборудованием Онежского завода, к примеру, прибыли в Красноярск в августе 1941 г. Восстановить завод на новом месте помогли красноярские рабочие. Люди неделями не покидали строительную площадку, сутками не спали: рыли котлованы под фундаменты, воздвигали корпуса, строили котельную, проводили железнодорожную ветку и т.д. Уже в октябре 1941 г. онежцы отправили на фронт первую партию снарядов, а в декабре 1941 г. объем всей продукции завода в 1,5 раза превысил максимальный ее уровень мирного времени.

Огромную роль в эвакуации населения и грузов сыграли водники Беломорско–Онежского пароходства и железнодорожники Кировской магистрали. В летний период водники перевезли в тыловые районы страны более 200 тыс. т ценных грузов и около 250 тыс. эвакуируемых. В течение июля— ноября 1941 г. железнодорожники вывезли 8076 вагонов с промышленным оборудованием. Одновременно с эвакуацией населения и оборудования они переправили на другие дороги страны 127 паровозов, более сотни вагонов с железнодорожным оборудованием и запасными частями. Оставшиеся паровозы использовались на северном участке Кировской магистрали.

Были эвакуированы учреждения науки и культуры республики. Среди них Карело–Финский государственный университет, переехавший в столицу Коми АССР г. Сыктывкар. Студенты и преподаватели университета получили здесь необходимые условия для продолжения учебного процесса. Там же трудились сотрудники Карельского научно-исследовательского института культуры.

В связи с временной оккупацией столицы Карело–Финской ССР из г. Петрозаводска государственные и партийные органы республики переехали в г. Медвежьегорск, а затем в г. Беломорск, ни на один день не прекращая своей деятельности по решению главной задачи: "Все для фронта, все для победы!".

*     *     *

После нападения фашистской Германии на Советский Союз решением Верховного Главнокомандования (ВГК) СССР 24 июня 1941 г. на базе Ленинградского военного округа был образован Северный фронт (командующий –– генерал–лейтенант М.М. Попов), в состав которого вошли 7–я, 14–я и 23–я армии. В оперативное подчинение Северного фронта передавались пограничные отряды Карело-Финского, Ленинградского и Мурманского пограничных округов, а также Балтийский военно-морской флот. Они получили задачу –– оборонять государственную границу с Финляндией общей протяженностью свыше 1500 км и не допустить вторжения противника на советскую территорию[xviii].

26 июня 1941 г. соединения группы немецких армий "Север" форсировали р. Западную Двину с намерением двигаться с юга непосредственно на Ленинград. В тот же день президент Финляндии Р. Рюти, выступая по радио, официально объявил о состоянии войны между Финляндией и СССР. Вся ответственность возлагалась им на Советский Союз, который, якобы, уже начал военные действия на территории Финляндии. Указывалось, что против Советского Союза "…образовался единый фронт от Северного Ледовитого океана до Черного моря. Советский Союз теперь не сможет выставить против наших вооруженных сил той сокрушающей превосходящей силы, которая прошлый раз сделала нашу оборонительную борьбу безнадежной. Сейчас Советский Союз оказался по численности в равной борьбе, и успех нашей оборонительной борьбы обеспечен"[xix].

Данное официальное заявление Р. Рюти означало для Советского Союза открытие еще одного фронта — на Европейском Севере, включая Карелию. Финские и немецкие боевые соединения превосходили здесь советские войска в живой силе и технике в 1,5—2 раза[xx]. Командование Северного фронта 27 июня издало дирек­ти­ву, в которой говорилось, что "открытие военных действий финнов и немцев против нашего фронта следует ожидать с часу на час". Поэтому все войска, выведенные к государственной границе, приводились в постоянную готовность к отражению наступления противника[xxi].

В ночь с 30 июня на 1 июля 1941 г. финские войска на ряде участков перешли государственную границу СССР. 10 июля 1941 г. главнокомандующий вооруженными силами Финляндии маршал Маннергейм отдал приказ "освободить земли карелов". В нем, в частности, говорилось: " …храбрые мои солдаты! Новый день наступил. Карелия поднимается, в ваших рядах маршируют и ее батальоны. Свободная Карелия и великая Финляндия мерцают перед нами в огромном водовороте всемирно-исторических событий..."[xxii].

10 июля основные силы финской Карельской армии начали наступление на Онежско–Ладожском перешейке, где развернулись особенно затяжные и жестокие бои. Противник сумел занять станцию Лоймола (перерезав тем самым железнодорожную коммуникацию в полосе 7–й советской армии), 16 июля захватил Питкяранту. Достигнув побережья Ладожского озера, финская армия развернула наступление одновременно на трех направлениях: петрозаводском, олонецком и сортавальском. Наши войска отступали под напором превосходящих сил противника. С учетом сложившейся обстановки командование 7–й армии 21 июля создало две оперативные группы — Петрозаводскую и Южную. Обе они 23 июля предприняли контр­наступление. Ожесточенные бои длились несколько дней. Противник ввел в действие две свежих дивизии. Наши войска, понеся большие потери, в конце июля прекратили атаки. Но и враг вынужден был перейти к обороне. Ситуация временно стабилизировалась[xxiii].

19 июля в Петрозаводск прибыли главнокомандующий войсками Северо–Западного направления К.Е. Ворошилов и член Военного совета фронта секретарь ЦК ВКП(б) А.А. Жданов для решения ряда вопросов, связанных с обороной войсками 7–й армии северных подступов к Ленинграду. В течение двух дней К.Е. Ворошилов и А.А. Жданов изучали обстановку, боевые действия Петрозаводской и Южной оперативных групп, знакомились с возведением оборонительных рубежей вокруг Петрозаводска. Вскоре по указанию главкома в распоряжение 7–й армии прибыли 272–я стрелковая дивизия и 3–я дивизия народного ополчения Ленинграда. На фронт перебрасывается также несколько истребительных батальонов и вновь сформированных из жителей республики запасных стрелковых полков. 7 августа 1941 г. главное командование Северо–Западного направления в преддверии боев на Онежском озере приняло решение о формировании Онежской военной флотилии[xxiv].

В ти дни Петрозаводск подвергся одному из первых налетов вражеской авиации. Г.Н. Ку­приянов вспоминает об этом эпизоде: "... Возвращаясь из штаба, я видел, как специальные команды МПВО, пожарные части и население города энергично ликвидировали последствия налета. Человеческих жертв было немного: двое убитых и семь раненых.

Уже через два часа после отбоя воздушной тревоги все пожары были потушены. Людей, оказавшихся без крова, мы разместили в запасном жилом фонде.

Вторую группу вражеских бомбардировщиков наши истребители встретили на подступах к городу и заставили их повернуть обратно..."[xxv].

В оборонительных боях за Карелию летом 1941 г. исключительную стойкость и мужество проявили воины 168–й и 71–й стрелковых дивизий. Длительное время они держали рубеж обороны, успешно противостоя крупным силам Карельской армии финнов. Бывший начальник оперативного отдела 168–й дивизии С.Н. Борщев вспоминает: "Двадцать пять дней мы стояли насмерть, защищая нашу государственную границу, и двадцать пять дней удерживали рубеж обороны"[xxvi]. 126–м стрелковым полком 71–й дивизии, сформированной на территории Карелии, командовал майор Вальтер Валли. Полк в течение длительного времени удерживал занимаемые рубежи, оказывая упорное сопротивление превосходящим силам противника. Лишь после того, как вражеское командование ввело в бой свежие силы, 126–й полк начал вынужденный отход. За проявленные высокую стойкость и мужество ему было вручено Красное знамя Верховного Совета Карело-Финской ССР[xxvii].

52–й полк той же дивизии после упорных оборонительных боев у д. Корписелькя по приказу командования отошел на юго–восток и к середине июля организовал устойчивую оборону на восточном берегу озера Толвоярви. Первое наступление врага удалось отразить. Но в конце июля сюда прибыла 163–я немецкая дивизия. Здесь, в районе Ристисалми, 28 июля 1941 г. в бою против гитлеровцев совершил подвиг младший сержант П.А. Тикиляйнен. Он родился в 1921 г. в Ленинградской области. После окончания средней школы в 1939 г. был призван в армию, участвовал в советско–финляндской войне 1939–1940 гг. Начало Великой Отечественной войны встретил командиром отделения 52–го полка 71–й стрелковой дивизии.

П.А. Тикиляйнен и его бойцы получили приказ не допустить выхода врага на дорогу, ведущую через Вохтозеро и Спасскую Губу на Петрозаводск. Окопавшись на восточном берегу Толвоярви, они встретили вражескую роту ружейно–пулеметным огнем. В течение всего дня советские бойцы героически отбивали натиск противника. К вечеру кончились патроны, в живых осталось только четверо, включая командира. Они вступили в свой последний, рукопашный бой и не пропустили врага к дороге, до конца выполнив свой воинский долг. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 ноября 1941 г. П.А. Тикиляйнену посмертно присвоено звание Героя Советского Союза[xxviii].

23 августа Ставка Верховного Главнокомандования Вооруженных Сил СССР приняла решение о разделении Северного фронта на два самостоятельных — Карельский и Ленинградский. Главной задачей Карельского фронта (КФ) стала оборона Карелии и Заполярья, имевших большое экономическое и стратегическое значение. В состав КФ (командующий до февраля 1944 г. генерал–лейтенант В.А. Фролов, затем генерал армии К.А. Мерецков) входили 7, 14, 19, 26, 32–я общевойсковые армии, 7–я воздушная армия, отдельные соединения и части советских войск. Ему оперативно подчинялись Северный военно–морской флот, Ладожская и Онежская военные флотилии.

Перегруппировав свои силы, Карельская армия финнов в начале сентября начала генеральное наступление на петрозаводском и олонецком направлениях. Ее 7–й армейский корпус нанес удар на петрозаводском направлении, где первую линию обороны на участке фронта длиной в 100 км держала Петрозаводская оперативная группа (ПОГ). 71–я стрелковая дивизия, действовавшая правее ее, вела упорные бои на участке фронта длиною в 140 км. В ходе неоднократных атак финнам удалось прорвать оборону советских частей. После небольшого перерыва, 20 сентября финские войска вновь начали наступление, используя более половины своей Карельской армии. Войска Петрозаводской оперативной группы и гражданское население стойко обороняли столицу Карелии. В конце сентября финны перебросили сюда из резерва еще две пехотные дивизии и несколько танковых батальонов. 30 сентября им удалось прорвать нашу оборону и двинуться к Петрозаводску. В связи с опасностью быть отрезанными советское командование приняло решение оставить Петрозаводск и отойти на северный берег р. Шуи[xxix].

За период с 1 по 30 сентября потери 7–й советской армии составили 1991 человек убитых, 5775 раненых и 8934 пропавших без вести. По донесению политотдела армии в Главное политуправление РККА, важнейшими причинами оставления Петрозаводска являлись: отсутствие необходимых резервов; превосходство вражеских сил в артиллерии, минометах и автоматическом оружии; недостаточное взаимодействие наших пехотных войск с артиллерией и авиацией на ряде участков; неудовлетворительная разведка и нехватка сведений о расположении и силах противника. Обладая большим количеством артиллерии и минометов, противник с 28 по 30 сентября 1941 г. держал Петрозаводск под непрерывным артобстрелом, вызвавшем в городе большие пожары и разрушения[xxx].

По финским оперативным сводкам, части финской Карельской армии ворвались в Петрозаводск 1 октября в 4 часа 30 минут утра и в тот же день водрузили государственный флаг Финляндии над зданием правительства Советской Карелии. Маршал Маннергейм издал специальный приказ, в котором подчеркнул важность события так: "К своим уже имеющимся блистательным победам Карельская армия добавила самый крупный успех — взятие г. Петрозаводска. Таким образом, путем обширных и успешных действий достигнут результат, имеющий решающий характер..."[xxxi].

По свидетельству финского офицера службы информации оставленный нашими войсками город выглядел печально: "Первое впечатление такое, что здания неоклассической архитектуры на правительственной площади являются островами в море разрушений... После 18 часов улицы пустеют, так как с этого времени ходить по городу можно лишь по специальным разрешениям. Под луной, выглядывающей из–за предвещающих снег серых туч, город выглядит угрюмо темным и пустынным. Лишь сапоги патрулей или отдельных офицеров стучат по деревянным тротуарам. Из–за упавших на землю телефонных и телеграфных проводов передвижение по улицам напоминает хождение по полю среди капканов или противопехотных заграждений. Исчезли группы солдат, которые в течение дня ходили из дома в дом. Перед зданием театра возникает драка, которая прекращается после того, как пьяный фельдфебель бросает на темную площадь ручную гранату... Все говорят о нехватке вина. В этом одна из причин того, что нигде не ощущается чувства победы..."[xxxii].

После захвата Петрозаводска, финские войска продолжали развивать наступление на г. Медвежьегорск, за который весь ноябрь велись упорные бои. Воины 71–й и 313–й дивизий отбивали по 5—8 атак в день, нередко сами переходили в контратаки. Город переходил из рук в руки. Но в конце концов нашим войскам пришлось оставить Медвежьегорск, по льду отойти на восточный берег Повенецкого залива и занять оборону на новых позициях[xxxiii].

К середине декабря 1941 г. войскам Карельского фронта удалось окончательно остановить продвижение вражеских армий на всех направлениях. Линия фронта стабилизировалась на рубеже: южный участок Беломорско–Балтийского канала—станция Масельгская—Ругозеро—Ухта—Кестеньга—Алакуртти. Расчеты противника, на быстрый захват северных районов СССР провалились. Удалось сберечь главную базу Северного флота — Полярный, незамерзающий порт Мурманск, северный участок Кировской железной дороги (с железнодорожной веткой Сорокская—Обозерская, по которому проходили грузы из Мурманска, а также осуществлялось снабжение войск Карельского фронта). На юге Карелии и на Карельском перешейке финские и немецкие армии не смогли соединиться и создать второе кольцо блокады Ленинграда[xxxiv].


[i] Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 8-е изд., доп. и испр. Т. 6. М., 1971. С. 19 (Далее – КПСС в резолюциях).

[ii] "Правда", 1941, 23 июня; "Ведомости Верховного Совета СССР", 1941, 26 июня; КГАНИ. Ф. 5425. Оп. 1. Д. 185. Л. 35; НА РК. Ф. 3435. Оп. 3. Д. 3. Л. 17-18; Куприянов Г.Н. Во имя великой победы. Воспоминания. Петрозаводск, 1985. С. 22.

[iii] Ленинское знамя. 1941. 23 и 24 июня; Карелия в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945: Документы и материалы. Петрозаводск, 1975. С. 17, 20-22.

[iv] Книга памяти. Списки воинов, партизан, подпольщиков Карелии, погибших в годы Великой Отечественной войны. Т. 1. Петрозаводск, 1994. С. 9.

[v] Смирнов В.И. Два века Онежского завода. Петрозаводск, 1994. С. 9.

[vi] НА РК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 57. Л. 18.

[vii] Карелия в годы Великой Отечественной войны. С. 96—97; Общественно-политическая история Карелии ХХ века. С. 120, 122, 123.

[viii] НА РК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 3. Л. 32, 61-62; Д. 12. Л. 56; Д. 22. Л. 248; Д. 57. Л. 18; Д. 89. Л. 18 об.; Ф. 2471. Оп. 1. Д. 15. Л. 4, 16-17, 21-22; Макуров В.Г. Истребительные батальоны в Карелии в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945 // Общественно-политическая история Карелии ХХ века. Очерки и статьи. Петрозаводск, 1995.

[ix] АМВД РК. Фонд секретариата. Оп. 63. Д. 12. Л. 62-63.

[x] Куприянов Г.Н. За линией карельского фронта. Петрозаводск, 1982.

[xi] Карельский фронт в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. Военно-исторический очерк. М., 1984. С. 41.

[xii] НА РК. Ф. 796. Оп. 1. Д. 7. Л. 25, 30.

[xiii] Там же. Ф. 792. Оп. 1. Д. 11. Л. 18.

[xiv] АМВД РК. Дела о переписке МВД с ЦК КП(б) КФССР. Л. 20-21.

[xv] Макуров В.Г. Военная летопись Карелии. Петрозаводск, 1999. С. 15.

[xvi] КГАНИ. Ф. 8. Оп. 11. Д. 644. Л. 13—14; Онежец. 1944. 9 июля.

[xvii] КГАНИ. Ф. 8. Оп. 11. Д. 648.

[xviii] Карельский фронт в Великой Отечественной войне. С. 23—24.

[xix] По обе стороны Карельского фронта. С. 54—59; Sinivalkoinen Suomi 1939—1941 julkisten asiakirjojen valossa. II. 1978. S. 128—136.

[xx] ЦАМО РФ. Ф.217. Оп. 1227. Д. 21. Л. 15; По обе стороны Карельского фронта. 1941-1945. Документы и материалы. Петрозаводск, 1995. С. 54—59; Sinivalkoinen Suomi 1939—1941 julkisten asiakirjojen valossa. II. 1978. S. 128—136.

[xxi] ЦАМО РФ. Ф.217. Оп. 1227. Д. 21. Л. 15.

[xxii] По обе стороны Карельского фронта. С. 69—70; Puhtain asein. Suomen marsalkan päiväkäskyjä vuosilta. 1918—1945. Helsinki, 1970. S. 120; Suomen historian dokumentteja. Helsinki, 1970. S. 420.

[xxiii] ЦАМО РФ. Ф.340. Оп. 5372. Д. 3. Л. 49; Д. 87. Л. 27—28. Карельский фронт в Великой Отечественной войне. С. 42.

[xxiv] Куприянов Г.Н. Во имя великой победы. С. 48—53; Боевые вымпела над Онего. Воспоминания моряков Онежской военной флотилии о Великой Отечественной войне. Петрозаводск, 1986. С. 3.

[xxv] Куприянов Г.Н. Во имя великой победы. С. 48—53.

[xxvi] Борщев С. Н. От Невы до Эльбы. Л., 1970. С. 11.

[xxvii] Вспоминают ветераны. Сборник воспоминаний ветеранов 71-й Торуньской Краснознаменной дивизии. Петрозаводск. 1970. С. 3; Карелия в годы Великой Отечественной войны. С. 99.

[xxviii] Героям Родины — слава! С. 289.

[xxix] ЦАМО РФ. Ф. 214. Оп. 1439. Д. 304. Л. 329; Карельский фронт в Великой Отечественной войне. С. 50—51.

[xxx] ЦАМО РФ. Ф. 340. Оп. 5370. Д. 6. Л. 316—323.

[xxxi] По обе стороны Карельского фронта. С. 111—112; Puhtain asein. Suomen marsalkan päiväkäskyjä … S. 130.

[xxxii] Paavolainen O. Synkkä yksinpuhelu. Päiväkirjan lehtiä vuosilta 1941—1944. Helsinki, 1961. S.194—196.

[xxxiii] ЦАМО РФ. Ф. 340. Оп. 5372. Д. 87. Л. 152.

[xxxiv] Карельский фронт в Великой Отечественной войне. С. 54.